Home История Акшинская дистанция

Акшинская дистанция

by admin

В нынешнем году мы отпраздновали 170-ти летнюю годовщину образования Забайкальского казачьего Войска. Это очень хорошо, что не уходит в забвение наша история. Однако хотелось бы внести некоторую ясность в понимание этой даты. 1851 год можно считать годом образования Забайкальского казачества скорее де-юре. Де-факто же, безусловно, является 20 августа 1655 года. Именно с этой даты Высочайше присвоено старшинство нашему Войску. Попробуем разобраться в этапах его становления на примере Второго (конного) Военного отдела ЗКВ.

В 1764 году на наиболее опасном направлении на правом берегу Онона при небольшом озере была заложена Акшинская крепость, на строительство которой отпущено три тысячи рублей и две роты солдат 2-го батальона Селенгинского пехотного полка. Строительство её на должном уровне, надо заметить, так и не было окончено, так как устроившаяся в период 1764-72-го годов пограничная служба была расценена достаточной, к тому же и монголы не выказывали враждебных намерений, поэтому казна не захотела больше тратиться на обустройство крепости.

Пограничная линия

Крепостца имела вид многоугольника с расположенными в ней церковью, магазином, канцелярией, офицерскими домами и восемью казармами для солдат Селенгинского пехотного полка. При крепости находилась и маленькая деревушка, вновь отстроившаяся после того, как партия “харацирик” сожгла её в 1755 году. Крепость опиралась на два форштадта, выше и ниже по течению. Один из них получил прозвание “солдатский” по своим обитателям. В казачьем форштадте было 20 домов. Более в ту пору вдоль всего Онона, от Бальджикана и до строящейся Чиндант-Турукаевской крепости, не было ни одного русского поселения. Только казачьи караулы.

В начале 70-х годов 18 века граница Российской империи с Китаем была разделена на восемь дистанций. Одна из них, Акшинская, включала в себя ононские караулы и была заселена семьями нерчинских казаков по предписанию селенгинского коменданта и главного пограничного начальника бригадира В. Якобия от 18 марта 1768 года. На каждый караул определялись по 10 нерчинских казаков с семьями на вечное поселение. По расписанию иркутского губернатора Бриля в Акшинскую дистанцию был определён следующий состав казаков из Нерчинского конного штата. Ей полагался один сотник, два урядника на должности пятидесятников, четыре капрала на должности десятников, 93 конных казака и 200 тунгусских казаков Пятисотенного тунгусского казачьего полка.

Управлял крепостью и пограничными казаками дистаночный начальник. Его заместителями были два Сотника – Главный Тунгусский казачий и Сотник нерчинских казаков. Хранящиеся в Забайкальском краевом архиве Метрические книги Акшинской Николаевской церкви дают нам некоторое представление о том, кто занимал начальствующие должности в первые годы становления Акшинской дистанции.

Дистаночным начальником был прапорщик Иван Разгильдеев, а должность Главного Тунгусского Сотника занимал его сын Евграф Разгильдеев. В Метрических книгах Акшинской церкви конца 18-го, начала 19-го века  встречаются имена занимавших в разное время должность Сотника нерчинских казаков – Дмитрий Батурин, Ерофей Трухин, Мыльников, Фёдор Шумков, Пётр и Сила Батурины, Гаврила Перфильев, Николай Разгильдеев, Герасим Засухин.

Нерчинск

Оставшиеся от переселения на границу нерчинские казаки были поселены в деревнях между крестьянами для содержания почты, трактов, наблюдения за порядком в области и прочее. Нередко в официальных документах их именовали станичными или поселенными казаками. Никакой службы они не относили и даже в 1812 году были включены (352 человека) в общую раскладку земских повинностей. Городовые казаки, то есть бывшие казаки Нерчинска и других городов, также селились мелкими вкраплениями по 2-3 человека в крестьянские деревни. Селения их тяготели к трактам, крупным административным центрам и тому подобное. В 1823 году из них был сформирован Забайкальский городовой казачий полк, просуществовавший только 30 лет. Необходимо отметить, что как городовые, так и станичные казаки к пограничной дистанции отношения не имели и, со временем их история уже не будет переплетаться с историей караульских казаков, хотя и имели они одно происхождение.

В этих же двадцатых годах небольшая часть отставных солдат Акшинской крепости была переведена в станичные казаки. Хотя несколькими годами ранее они приходили в церковь солдатами Селенгинского Второго батальона четвёртой роты. А поселятся эти солдаты, ставшие казаками, в Усть-Тулунтаевской деревне, которую прозовут “Солдатская” станица, хотя официально она такого названия не имела. В 1851 году деревни, в которых жили станичные казаки, вместе с крестьянами будут перечислены в Забайкальское казачье Войско и из них сформируют пешие бригады. По Онону же, по его верхнему течению, комплектовали конные бригады и сформированы они были только из коренных казаков (так в документах называли потомков казаков, пришедших за Байкал в середине 17-го века). Из других деревень казаков просто переселяли на караулы, а крестьяне продолжали оставаться в ведении волостных правлений.

Когда “во время оно” Пётр Первый подчинил церковь государству, отменив патриаршество, то возложил на неё, тайно ли, явно ли, и некоторые “фискальные” обязанности. Из Метрических книг и подобных им документов хорошо просматривается, как строго церковь относилась к учёту населения. В каждой метрической записи к имени человека обязательно приписывалось его социальное положение. Порой имя отца забудут написать, но уж казак ты, крестьянин или мещанская девица, обязательно укажут. То же и в отношении населённых пунктов – какой народ, и каких сословий здесь проживают – и это напишут! А уж о Ревизских сказках, хоть они и составлялись гражданским ведомством, и говорить нечего. Во все времена государство проявляло повышенный интерес к доходам своих граждан и роду их занятий. А иначе и нельзя – казак от службы не должен уклониться, податное сословие – от уплаты налогов.

Ради справедливости нужно сказать, что не только меркантильный интерес заставлял дьяконов и дьячков делать подробные записи. Церковь особо тщательно заботилась о том, чтобы не допустить кровосмешения, возлагая ответственность за это не только на родителей жениха и невесты, но и на четверых поручителей. Также церковь преследовала двоежёнство (венчание от живых супругов), многожёнство (первые два брака разрешались, третий осуждался, четвёртый запрещался). Не приветствовалось и понуждение к браку. Перед венчанием пары священник местной церкви в течение трёх дней после литургии оповещал с клироса прихожан о предстоящем венчании и спрашивал – не имеет ли кто из присутствующих каких-то сведений, препятствующих этому браку. По истечении трёх дней приводил к присяге родителей жениха и невесты, что всё сказанное ими есть истинная правда перед Богом, и нет никакой утайки, брал “скаски” и подписи с двух тысяцких и поезжан и всё, теперь дорога к семейной жизни открыта.

А ещё церковь давала необходимые статистические сведения в военные и гражданские канцелярии.

Пиратский К. К. Пешие батальоны Забайкальского Казачьего Войска и Конные Иркутский и Енисейский Казачьи полки, 1867 г.

Итак, анализируя исторические и архивные материалы можно сделать следующие выводы. В 1768-72 годах на пограничные караулы будут “навечно поселены” по 10 семей нерчинских казаков. Караулы к тому времени оберегали казаки-инородцы Тунгусского Пятисотенного и четырёх Бурятских казачьих полков. Оставшиеся от переселения на границу нерчинские казаки частью войдут в городовой полк, частью составят собой группу поселенных, или станичных казаков. Последнюю с начала 19-го века будут регулярно, хотя и единичными вкраплениями, пополнять отставными солдатами Акшинской крепости. Так, что к 17 апреля 1851 года значительная часть казаков Забайкалья имели уже свою 200-сот летнюю историю, а ононских караульцев так и вообще  знаменательная дата коснулась лишь чисто номинально. И, тем не менее, Войсковой казачий праздник Алексея Человека Божьего любили повсеместно и праздновали широко, весело и торжественно!

Игорь Пушкарёв

Связанные

Оставить комментарий