Home Статьи Если наступит ZаVтра. История вторая

Если наступит ZаVтра. История вторая

by admin

История вторая. Туда (начало). (В которой идет подготовка, я попадаю в западню, теряю нервы, время и деньги. В самом конце ода компании «Аэрофлот»)

Пишу сообщение: «Парни, есть у кого-нибудь на попользоваться горшок? Обещаю вернуть в целости и сохранности»

Обращение адресовано к членам нашего неформального стрелкового клуба, снаряги разного рода у которых в изобилии. Мой шлем, к слову, сгинул где-то в Ливийской Народной Республике. Также вот, с миру по нитке, бойца собирали. Боец вернулся, но шлем скинул кому-то перед отправкой домой. Это нормальная практика. Если посчитать количество скинутых мной на Донетчине броников и касок, то на полноценное мотострелковое отделение хватит. Вот теперь меня собирают.

В ответ приходит пара предложений. Еще один вопрос решил. Крайний день перед вылетом был наполнен суетой и бардаком.

Любая война, и мероприятия с ней связанные, только с виду кажутся упорядоченными, взвешенными и логичными. На самом деле все это похоже на пожар в борделе. Все бегают, машут ссаными тряпками, что-то пытаются решить…

Сразу выяснилось, что бюджет мероприятия попросту отсутствует. Ну не сказать, что совсем нет, но на грани выживания. Ни о каких страховых суммах на случай «мало ли чего» даже речи не шло. Принял это как данность, заручившись обещанием, что на венок мне все-таки соберут.

Кроме желания – необходима еще какая-никакая аппаратура. Вечер посидел в интернете, вникая в тонкости рекордеров, микрофонов, видеокамер и прочей лабуды. Также параллельно возник вопрос резервного электропитания, обработки видеоматериалов, защитного снаряжения, обеспечения трафика на местности (чтобы по прибытию не тыкаться носом как слепой котенок), вопросы проживания, питания и т. д. и т. п.

Организовывать такой вояж мне лично пришлось впервые, поэтому были допущены ошибки и упущения, о которых пойдет речь ниже:

Итак, советы начинающим военкорам (много букв, люди «на опыте» могут пропустить).

Первое – Никогда нельзя затягивать с аккредитацией. Чем раньше вы получите утвердительный ответ от принимающей стороны – тем спокойнее. В нашем случае – запрос на аккредитацию был отправлен за сутки до моего отправления, подготовлены все письма, заявки, но ответ (причем устный, от редактора – «Приезжайте») был получен за четыре-пять часов до пересечения границы; оптимизма он совсем не прибавил, потому что документ иметь как-то понадежнее… письмо что ли какое. Выезжая из Ростова – я был почти уверен, что наши погранцы меня просто не пропустят, и морально готовился ночевать в морозной февральской степи в районе пункта пропуска. Прошло все благополучно, но я считаю это по большей части везением.

Второе – средства защиты. С одной стороны, лишняя тяжесть, с другой жизнь и здоровье. Плюс обязательные требования. На моих глазах с выезда завернули корреспондента «Звезды» из-за отсутствия каски. Просто такие правила. Хотя бронежилет и каска в условиях артобстрела это такое…

Бронежилет у меня был свой, который я как конструктор собирал из разных запчастей пару-тройку лет, обшивался арамидом, искал подходящие КАПы, плиты и прочие ништяки, в результате чего он превратился в удобную, хоть и тяжелую вещь с суммарной стоимостью крыла от самолета, но при этом гарантирующую полное отсутствие неприятных ощущений при попадании из стрелкового оружия. Бронежилет – это вещь, которой надо всемерно доверять. Хватать первое попавшееся и радостно кидаться вперед, туда где фонтанчики песка от пуль и облачка от разрывов – страшный моветон, который может досрочно оборвать вашу бурную и полную планов на будущее биографию.

Каска – подойдет любой общевойсковой шлем. Ни в коем случае не рекомендую шлема строительные, велосипедные, альпинистские и страйкбольные реплики тактических шлемов. При попадании даже небольшого осколка все эти вещи раскалываются как орех, причем вместе с головой владельца. Армейские шлема дают хоть какую-то надежду прожить долгую и счастливую жизнь. В данном конкретном случае мной был выбран старый добрый 6Б7. Предлагали современный американский Mich со всеми наворотами, но отказался, во-первых из-за риска повредить редкую и не дешевую чужую вещь, во-вторых – не патриотично, в-третьих – я сторонник умеренного олдскула в снаряжении. Зачем мне всякие рельсы и крепления для ПНВ, если я не планирую этим пользоваться. Опять же – отечественный шлем накрывает уши, и при этом позволяет работать с активными наушниками.

Баллистические очки – вещь не лишняя – если работать на линии огня. И осколок небольшой остановят, и резкости добавят за счет глубокой обработки линз, и пыли в глаза не насобираешь… Конечно же, я говорю про настоящие Bolle. Вещь буржуйская, добротная, легкая и удобная. Мне их тоже торжественно вручили. Верой и правдой ждали они своего часа, но я так ни разу ими и не воспользовался по причине собственного раздолбайства.

Активные наушники – их главный плюс в том, что они усиливают тихие звуки и глушат громкие. В условиях обстрела вещь незаменимая. Избавит от повреждений слухового аппарата и позволит услышать летящий в твою сторону артиллерийский боеприпас несколько раньше, чем дано природой. Вещь нужная. Пользовался дважды. Единственный раз, когда забыл их взять – обернулся для меня частичной потерей слуха на правом ухе, которую будем лечить в ближайшее время. А еще при наличии кабеля к телефону можно слушать музыку. Хотя не пробовал. Даже в дороге.

Наколенники – зачем-то кинул в рюкзак, ни разу не пользовался, поскольку есть встроенные в штанах, в которых я постоянно везде лазил. Налокотники – видел у журналистской братии и такое – не пользовался никогда в жизни. В общем – опционально.

Аппаратура – самое главное – удостовериться в ее взаимной совместимости. Я, например, только в процессе заметил, что на приобретенной компактной видеокамере отсутствует какое-либо гнездо под выносной микрофон, что петличный микрофон даже с разными модными переходниками отказывается работать со смартфоном, что карта памяти на фотоаппарате в конфликте с телефоном, через который я передавал информацию в редакцию… В общем по отдельности все ничего, при любой комбинации начинается полный трэш. Хорошо себя зарекомендовал пауэрбанк на 30000 миллиампер, от которого заряжалось все или почти все. Ноутбук – очень хотел взять, но к счастью не взял. Была бы отличная возможность компоновать материал по своему усмотрению, но при этом сохранялся риск повреждения и утраты оборудования плюс лишний вес. Такие вещи можно с собой брать – если едет хотя бы два человека. Штатив – очень хотел, не взял, жалел, но особо не о чем, потому что лишний вес. Так же, учитывая сложности с электроэнергией в некоторых местах, возможность оказаться в убежище или просто оказаться в ночное время в каком-то непотребном месте – крайне рекомендую иметь с собой фонарь (не тот, который на телефоне). А лучше два. Их также можно использовать как дополнительный свет при сумеречно-ночных съемках. Запасные батареи соответственно. А лучше аккумуляторы и зарядное устройство.

Рекордер – плохой не нужен, на хороший пожалел денег. В последствии это отразилось на качестве материала. Вещь нужная. Объективно – если попадать туда где «погорячее» вся съемка будет идти на телефон – он просто юзабельнее и не требует введения по ходу работы большого количества тонких настроек, как например зеркальная фотокамера. Главное, чтобы камера на телефоне была хорошая.

Знаки распознавания – не надо пытаться мотать себе на руки ноги повязки, как у военнослужащих – вы автоматически становитесь в прицелах противника легкой добычей, потому что ответить вам нечем. Гражданская одежда, синие или наоборот яркие чехлы на каски и бронежилеты – по всем правилам так правильно, но с учетом того что война идет по правилам каменного века – это способ сократить свою биографию. Журналисты – приоритетная цель, потому что они солдаты информационной войны и завалить какую-нибудь говорящую голову из телевизора зачастую большая «перемога», чем сбить истребитель. Поэтому мой выбор сразу пал в сторону неброского камуфляжа, дабы не особо выделяться на местности. В течение дня были заказаны и вышиты патчи «PRESS» на бронежилет, логотип новостного портала на броник и сумку с оборудованием. Для каски буквы были нарезаны из фолии. Дешево-сердито-аккуратно и главное, что потом без труда можно удалить.

По вещевке – дополнительно бралось с собой – пенка и спальник (на случай попадания в зону соприкосновения более чем на световой день, опять же – всегда есть масса моментов с непонятками по ночлегу.

Хорошо себя зарекомендовала обычная изолента, армоскотч, мультитул и компактный столовый прибор из братского Китая. Также не лишними оказались пара черных плотных пластиковых мешков – с ними можно и водную преграду небольшую перебрести и вещички от дождя и грязи спрятать.

Действительно важный элемент – аптечка. Случись чего на общем мероприятии – у местных долбаных тик-токеров от пресс-центра Народной Милиции ДНР аптечки есть, но они больше рассчитаны на времена дикого запада – жгут, ИПП и таблетка от головы и от жопы. Поскольку опыт в военной медицине (специально не употребляю слово ТАКТИЧЕСКОЙ – обрыдло уже – гораздо больше восьми лет и подтверждался почти непрерывной практикой, а не просмотром роликов производства «чОтких тактических пацанчиков в правильных колготках», аптечка с собой была своя и комплектовалась исходя из жизненного опыта, с некоторыми вкраплениями современных новомодных хреновин. (Аптека – отдельная большая тема, если кто-то проявит интерес – могу сделать отдельный материал на эту тему).

По одежке – учитывая сезон –не то зима, не то весна – слои, хорошее термобельё, флис, мембрана, в общем не дешево, но компактно и удобно. С обувью я «влетел» по полной программе, потому что внимательное изучение демисезонной обуви показало, что в условиях БД или близких к БД она проживет неделю максимум, поэтому выбор был остановлен на зимней. В плане тепла не пожалел, а вот в плане веса и удобства меня поджидал сюрприз. Выходить в данной обуви пару часов и полдня покататься на машине – было вполне нормальным. Однако, походив в этой обуви не снимая более полутора суток, я понял что влип. Ноги убивались по страшному, на момент прибытия в Донецк, я уже еле ноги переставлял. Были серьезные мысли о покупке другой пары, но экономность и прагматичность помогли – я провел несколько экспериментов со всякими медицинскими и спортивными стельками и теперь в них можно даже довольно комфортно бегать. В общем, это мелочи, к которым надо отнестись очень внимательно. С собой носки – как можно больше, исключительно хлопчатобумажные, потому что сопревшая в синтетике нога – это адский ад, а хлопок приятнее ноге и легче стирается. Как можно больше – потому что не всегда есть возможность сразу постираться – про это еще будет ниже. Перчатки – опционально. Использовал пару раз, когда лазил в малоприятных местах с перспективой большого количества акробатических этюдов. Остальное время таскал их за пазухой, поскольку с детства перчаток не ношу даже в самые лютые морозы. Привык.

Итак, хабар упакован в рейдовый рюкзак, гражданская одежда в отдельном бауле примотана к рюкзаку, аппаратура в отдельной сумке висит на шее, билет куплен с помощью интернета, а мой приятель Яр, вызвавшийся отвезти меня в аэропорт ранним утром, уже сигналит во дворе.

Уходя из дома, глянул краем глаза в зеркало.

Неприятные сюрпризы начались в аэропорту. «Росавиация», явно не доверяя возможностям Российских войск ПВО, начала судорожно закрывать один аэропорт за другим. Но я об этом еще ничего не знал.

Я живу в Калининграде. А это значит, что почти любой полет на большую землю идет транзитом через Москву или Питер.

Самолет взлетел и взял курс на Санкт-Петербург. Аэропорт Пулково.

А я отключился еще до команды «пристегнуть ремни и привести спинки кресел в вертикальное положение».

Привычка, выработанная годами.

Питер встретил не ласково.

От слова совсем.

Мерзкий ветер, мерзкий морозец и наимерзейшее объявление о том, что в Ростов больше ничего не полетит.

Небо закрыто.

Перебейте билеты на другой маршрут или езжайте домой.

Самая тупая организация на свете до сих пор для меня была Почта России, Она лидировала по бестолковости и хамству сотрудников и качеству обслуживания, второе место занимал Сбербанк России по той же самой причине. Третье место пустовало. Но тут вся вот эта шкала ценностей сдвинулась, и первое почетное место со значительным отрывом заняла компания «Аэрофлот». Пользовался их услугами много лет, но больше не буду, скорее всего, никогда. У них оказывается АБСОЛЮТНО не предусмотрен протокол действий на случай, когда рейс отменяется по вине перевозчика. Это не учтено на их официальном сайте, куда все равно придется писать претензию, чтобы вернуть деньги, а на горячей линии, где можно в режиме ожидания, пока кто-то снимет трубку, прождать три-четыре часа, настоящий курятник, потому что там сидят куры, которые ничего не знают. Так же в офисе Аэрофлота в Пулково сидят девочки с бараньими глазами и могут пролепетать только что-то типа – МЫ НЕ ЗНАЕМ, ОТ НАС НИЧЕГО НЕ ЗАВИСИТ, А ЧТО МЫ МОЖЕМ СДЕЛАТЬ. Во мне до сих пор плещется яд по этому поводу.

Ладно.

Билет сдал на сайте. Денежки улетели. Ждите возврат в течение 10 рабочих дней.

Беру на Волгоград.

Позвонил старому приятелю, казаку, живущему в Ростовской области, чтобы он бросил все свои дела, сел в машину, доехал до аэропорта Волгограда, забрал меня и закинул в Ростов. Договорился. Есть добрые люди на свете.

Жду. Проходит почти весь день. Вылет переносят пару раз по погоде. Жду.

Время объявлять посадку.

В этот момент, исчадие ада, сидящее там у них у микрофона, сообщает, что в Волгограде небо тоже закрыли.

Занавес.

Толпа взбешенных пассажиров носится по аэропорту и рвет на себе волосы в самых неприличных местах.

Звоню приятелю, мол, Борис, так и так… ты сегодня проедешь 700 километров просто так… Он уже в Волгограде. В аэропорту. Меня ждет. А я застрял. И второй раз денежки тю-тю.

Это еще не всё.

В офисе Аэрофлота мне предлагают в указанном направлении лететь в Саратов, Владикавказ либо Сочи. Остальное все закрыто. Москвы нет. Все продано.

Вдобавок ко всему где-то в недрах аэропорта потеряли мой багаж. А теперь ищут.

«Вы заявление напишите, мы зарегистрируем, а в течение семи рабочих дней найдем. Но это не точно».

«Материальные вопросы не принимаются – все на сайте компании».

То есть я фактически пустой, сижу в Питере.

Почти ночью.

Наглухо слетев с маршрута.

Начинаю орать.

Очень не люблю это делать.

Мне их так жалко.

Я им такого наговорил, что даже извинился, когда уходил.

В общем, облаял всех, не зря когда-то командный голос вырабатывал; начальнице этого травмопункта, пардон, офиса компании «Аэрофлот», было объяснено в максимально доходчивой форме, что если я сейчас же не улетаю хотя бы на Москву (оттуда можно хоть по земле добраться), то я буду ночевать сегодня, по причине того, что их доблестная компания прилично разорила мой бюджет, у нее дома, нравится ей или нет этот факт. Как наш Верховный Главнокомандующий сказал – «Нравится – не нравится, терпи, моя красавица». В общем, пошумел так, что самому страшно было.

Итог.

Через полтора часа я сижу в самолете.

Лечу в Москву. Бизнес-классом.

«Только не орите так больше, пожалуйста!» – сказали мне, вручая посадочный талон.

А как еще? Если не орать, если не пытаться брать что-то силой, то вообще никто не пошевелится, потому что вам ВСЕ РАВНО.

Для вас клиент перестает существовать сразу после оплаты УСЛУГИ. Я специально большими буквами написал. Потому что люди покупают не место в самолете, не бараньи глаза ваших сотрудников и не вид из иллюминатора. Люди покупают УСЛУГУ. И она начинается даже не с порога аэропорта.

Вы все просрали.

Удачи.

Такими темпами вашему бизнесу хана настанет скоро.

Вы не забывайте только, что летаете на краденых самолетах. Потому что машины, находившиеся в лизинге, должны были оставаться на земле, согласно санкций стран, владельцев самолетного парка. Вы что сделали? Тупо завели их в Росреестр и летаете. У вас же даже самолетов нет. У вас ничего нет кроме фирменных трусов и галстуков. Хотите увидеть воров – придите в компанию «Аэрофлот».

Компания «Аэрофлот», ты читаешь это?

Это все про тебя.

Я больше никогда, даже при крайних обстоятельствах не буду с тобой сотрудничать, и остальным посоветую.

Теперь я буду прославлять вас при каждом удобном случае.

Ваше руководство не вскрыло себе вены, когда читало сообщение для себя на сайте?

Нет? Очень жаль.

Кстати, вы деньги еще так и не вернули. Месяц прошел.

Шарага дешёвая

Стюардесса с дежурно натянутой улыбкой интересуется, каким алкоголем я намерен скрасить свой путь, каким пальцем мне поковырять в носу, и какая пресса меня больше интересует – буржуазная или пролетарская?

С такой же натянутой улыбкой отказываюсь и застегиваю ремни.

Ноги разбиты вдрызг, пока носился по этажам в Пулково из одной конторы в другую, каждый раз, естественно, с полным досмотром.

Вымотался. Сил хватает только на то, чтобы связаться с редакцией и сообщить, что я все же выбрался из западни.

Самолет отрывается от земли.

Неприятно – не типично – не исправно шумит правый двигатель, но мне уже все равно.

Петербург остается внизу, вместе с Пулково и барышнями с бараньми глазами.

Пошли они все к черту.

Я уже сплю. Привычка, выработанная годами.

Алхимик

Связанные

Оставить комментарий