Home Статьи Имитация жизни

Имитация жизни

by admin

Французский путешественник Форсия де Пилес, побывавший в России в 1791—1792 годах, кратко касаясь путешествия императрицы Екатерине II  в Крым, в частности, писал. В некотором отдалении от берега виднелись деревни; но дома и колокольни написаны были на досках как декорация.    Как любого государя, её часто обманывали, и в этом путешествии она всему радовалась и восхищалась, не зная, что дороги были починены тогда только, когда сделалось известно об её отъезде; что оные многочисленные деревни, предмет её восхищений, были созданы для проезду её и разрушены в тот же день. То было изобретение гения Потёмкина, который сумел таковою хитростью убедить свою монархиню, что страна, почитаемая пустынею, процветает.

  Государство является тотальным  монополистом на все управляющие нашей жизнью функции, включая важнейшую – монополию на насилие. Судить и рядить может исключительно государственный аппарат, не частный. А значит, все условия нашего развития и деградации формирует государство в лице правящей страты. Государство не выживает без экономической базы. И вот в ее формировании, кроется один и тот же внутренний конфликт, переходящий из одной эпохи в другую. Этот конфликт создает перегрев социальной температуры приводя к катастрофам, которые мы помним из уроков истории.

      Любое государство добывая для своего существования денежную массу, всегда существует вокруг обслуживания источника основной доходности. Глобально, источников всего два. Первый связан с напряжением человеческого труда и творческого гения населения, где результирующая часть, в виде налогов, стекаясь в закрома родины, распределяется на хозяйственную нужды общества, генерируя устойчивость и развитие всей страны.  

      Второй источник, то что досталось  даром или не требует особого приложения сил на получение доходности. Выгодой может служить географическое положение, например курортные страны пользуясь этим, выстраивают свое благополучие вокруг географических и климатических условий, либо это банковская деятельность, мы знаем что существуют страны банков и оффшоров, в нашем случае добыча и реализация полезных ископаемых.

Если припомнить уроки истории, вы заметите, в нашем отечестве тиражируется одно и тоже состояние социума, каким его описал  французский аристократ и писатель де Кюстин, известный своими путевыми заметками «Россия в 1839 году»…..  «Различия между людьми в этой стране столь резки, что кажется, будто крестьянин и помещик не выросли на одной и той же земле. У крепостного свое Отечество, у барина – свое.

Советская партноменклатура, аристократия царского периода, современная управляющая страта, не имеет значение, описанное маркизом, одинаково читается для каждого периода нашей истории. Почему мы тиражируем один и тот же конфликт, между управляющим контуром и управляемым объектом? Потому что основной доход нашего государства, как в прошлом так и в настоящем формируют не налоги, мы все живем в формате экономики рентного типа. Рентной экономикой называется система при которой государство получает основной доход от наличия и реализации каких либо естественных ресурсов.

           Опора на творческий и трудовой потенциал населения, всегда базируется на институте частной собственности.  свобода и справедливость, как норма жизни и защиты интересов каждого, рождает многообразие точек раскрытия потенциала, делая жизнь социума, продуктивной. По настоящему частной собственности в нашем отечестве никогда не наблюдалось, имело место имитация процесса реализации и проработки данной темы.    

           Царская империя, СССР или нынешнее образование, строили модель развития исходя из реализации наличных естественных ресурсов, распределяя доход сообразно воле правящего класса.

          Конфликт между управляющей стратой как бы она не называлась и населением, всегда возникает по причине того, что вокруг извлечения доходов от продажи ресурсов, непременно формировалась сословная структура, обладающая разным по объему доступом к извлечению прибыли. Конкурируя друг с другом, владеющие различным доступом к ресурсам лица и группировки формировали государственное устройство максимально нацеливая его на обслуживание своих экономических  интересов. Где руководитель страны выполнял функцию арбитра и проводника воли наиболее влиятельных финансовых группировок. Именно в этом кроется причина разделения описанная де Кюстином. В том числе, оторванность управленцев от населения усугублялась с каждым новым поколением, дети чиновников или партийных работников, учатся, лечатся, формируются мировозренчески в иной нежели остальное население среде рассматривая себя как отдельную привилегированную касту. Обслуживая их интересы, государственная структура формируется из однородных управленческие единиц, выдавливая инакомыслящих.  В итоге в нее попадают носители идентичного набора качеств и комплексов, «чужие здесь не ходят». Критерием эффективности является сообразность курсу партии или главного руководителя. Принципом административного отбора в таком формате, поиск не умных, а исполнительных. Вспомните фразы….»что самый умный?» или «будь проще и к тебе потянуться люди!». В итоге возникает состояние в котором умным быть не выгодно. Это мешает карьерному росту.

     Правящие сословия, в рентном типе экономики покупают, лояльность населения двумя способами.

Первый. Мы сами по себе. Не вмешиваемся в вашу хозяйственную деятельность, закрываем глаза на серые и часто полукриминальные схемы извлечения прибыли, не тираним налогами, поборами, штрафами, ЖКХ. А вы не лезьте к нам и не считайте доходы и траты от реализации ресурсов. Такой условный общественный договор. И он порой соблюдается. Вспомните как вольготно ощущал себя бизнес да и простой гражданин, еще каких нибудь 15 лет назад.

Второй способ, наглядно демонстрировал Советский союз,   вкладывая доходность от реализации ресурсов в развитие науки, промышленности, социальные проекты. Т.е. делился с населением доходами от продажи нефти, газа, металлов, леса и прочего, тем самым генерируя ресурс развития всей системы. Именно в этом кроется феномен невероятного прогресса страны советов.   

    Бертран Расселл в «Истории западной философии» писал, что способность к планированию и прогнозированию своих действий на сколько-нибудь серьезный срок появляется у людей лишь с переходом от охоты и собирательства к земледелию. Т.е. к акценту на нечто производящее. Рентный тип это по сути собирательство, со всеми вытекающими особенностями. А группировки построившие свое благополучие вокруг ресурсного источника, не готовы рассматривать в качестве развития иное кроме извлекаемого из под земли. Логика их поведения проста, «рвем тушу мамонта, пока это позволяют обстоятельства» или «собираем грибы, ягоды, пока есть такая возможность, потом сезон закончиться или конкуренты прибегут».    Не возможность  сформировать иной тип доходности более выгодный чем дешевое сырье достающееся почти даром, делает невозможным никакие изменения.

     Говорить о позитивных изменениях в такой парадигме не приходиться, речь скорее про стабильность. Но застой или стабильность, это не развитие. Ресурс системы, уходит не на свершения, а сохранение устойчивости. Любая система живет исходя из двух состояний, первое стабильность – сбалансированность процессов, второе – развитие, я много описывал эти явления, повторятся не хочу. Развитие возникает на фоне выработки излишков энергии, вспомните в детстве вы фонтанировали ею, а с годами стали спокойнее. Все верно, растрачивая ресурсы, система стремиться к покою, по сути баланс без излишков это сон, покой, болезнь или умирание.

Живая и развивающаяся система строит свою деятельность исходя из расширения возможных вариантов действий, создания многообразия, позволяющего увеличивать степени свободы, маневренность, гибкость, адаптивность нивелируя неучтенные вводные среды, обстоятельств или иных, возможных разрушительных явлений. По сути, развиваться могут только открытые системы, как только в них возникают непреодолимые к развитию ограничения, вся деятельность внутри этих рамок, начинает стремиться к равновесию, исключая творческую неопределенность. Появляются состояния застоя и деградации. Это как с ребенком, пока его двигательный и интеллектуальный потенциал низок, он готов ползать в песочнице умиляя родителя послушанием и игрой в куличики, но набрав критическую массу опыта, психика и тело растущего организма будут ощущать ограниченность игровой зоны, стремясь ее расширить.    В жизни нашего социума тоже самое.

Формируя запреты и иные ограничения на фоне ухудшения доходов от продажи ресурсов, начиная изымать недостающее в карманах у населения. Правящая страта провоцирует недовольство, степень которого является индексом социальной температуры. Чем сильнее на фоне общего экономического кризиса, финансовый разрыв между управленцами и теми кем они управляют тем выше градус социальной температуры в человеческом сообществе.  

 Любой социум всегда формирует две основные стратегии поведения: конформизм и разрушение. Разрушение может быть, как саморазрушение или как внешняя агрессия, все вы можете представить, тихого алкоголика или буйного ненормального, вот это две стратегии разрушения. Их противоположность конформизм, чем выше уровень тревожности или перегрев общества, тем резче проявляются границы между разрушением и конформизмом.  Конформизм как слитность человеческой массы, всегда возникает на фоне направленности энергии в созидательное русло. Безусловно его пытаются искусственно сформировать пропагандой, но в отрыве от экономической составляющей, она полноценно не работает.  Потому как человек способен и готов жить бедно, тяжело трудиться испытывая трудности — но только в том случае, если перед ним ясно понимаемая причинно-следственная связь между «затягиванием пояса» и будущим процветанием. Если такой перспективы нет, а безнадега становится единственной доминантой, человек отказывается от жизни, от солидарности или конформизма, начиная разрушать или разрушаться. Ведь любая осмысленная деятельность всегда вызывает вопрос «Зачем?» Ответ на него делает любое действие осмысленным, наполненным энергией, рациональным. Кто-то из великих, сказал. Человек — удивительное существо, он согласен преодолеть все, что угодно, если только верит в то, что в его действиях есть смысл. Но он отказывается делать хоть что-то, как только начинает понимать, что только лишь исполняет глупую роль в сказке, придуманной идиотом…

Поэтому правящая страта в зависимости от своего уровня развития и возможностей, формирует всегда две стратегии стравливания кипения народной массы. Так называемые закрытый и открытый проекты развития. Закрытый формируется вокруг внутреннего и внешнего террора, стремясь утилизировать растущее социальное напряжение сопровождающееся кипением, температурой. Описывать подробно не буду, сами все увидите. Запасайтесь терпением и попкорном. Этот путь ведет к деградации, ибо свобода системы ограниченна коридором конфликта как внутреннего так и внешнего. Что в конечном итоге истощает и убивает саму систему. Открытая стратегия, это  созидательные проекты. Что позволяет рождать большое количество потенциальных точек сброса напряжения. Поинтересуйтесь как это выглядит в реальности, например в свое время США, строили тысячи километров железных дорог, Европа утилизировала энергию в крестовых походах и колониальной деятельности, СССР строил города, заводы и прочее. Современный кризис он как раз об исчерпании мировыми игроками вектора сброса напряжения социальной энергии которая непрерывно генерируется усложняющимся социумом планеты. Единственный рецепт нашего выживания, заключается в формировании и реализации созидательных проектов. А также ориентации на социальное развитие. В условиях нашего географического положения и климатических особенностях, капитализм в нынешнем его формате не способен эффективно реализовать потенциал нашего социума.

  Вам будет интересно оценить слова публициста и философа Юрия Федоровича Самарина (1819-1876), по поводу поражения России в Крымской или Восточной войне (1853—1856 годов): С самого начала Восточной войны, когда еще никто не мог предвидеть ее несчастного исхода, громадные приготовления наших врагов озабочивали людей, понимавших положение России гораздо менее, чем наше внутреннее неустройство. События оправдали их опасения. Мы сдались не перед внешними силами западного союза, а перед нашим внутренним бессилием. …. Мы слишком долго, слишком исключительно жили для Европы, для внешней славы и внешнего блеска и, за свое пренебрежение к России, мы поплатились утратою именно того, чему мы поклонялись, — утратою нашего политического и военного первенства…… Не в Вене, не в Париже и не в Лондоне, а только внутри России завоюем мы снова принадлежащее нам место в сонме Европейских держав; ибо внешняя сила и политическое значение государства зависит не от родственных связей с царствующими династиями, не от ловкости дипломатов, не от количества серебра и золота, хранящегося под замком в государственной казне, даже не от числительности армии, но более всего отдельности и крепости общественного организма. 

В заключение можно вспомнить Солженицына, его рецепт  построения постсоветской реальности… Не врать, беречь людей. 

Роман Воробьев

Связанные

Оставить комментарий