Home История За рекой Ляохэ, восстановление или подделка?

За рекой Ляохэ, восстановление или подделка?

by admin

В интернете не утихает полемика по поводу статьи Виталия Апрелкова, опубликованной в номере «Парламентской газеты» № 491 от 16 июня 2000 года, под названием «За рекой Ляохэ загорались огни». В своей статье автор приводит доводы о том, что знаменитая советская песня «Там вдали, за рекой», является переделкой казачьей песни «За рекой Ляохэ», появившейся в период русско-японской войны.

Текст песни «Там вдали за рекой» был написан и опубликован Николаем Мартыновичем Коолем в 1924 году. Автором музыки для нее стал композитор Александр Александров. Песня стала популярной в советские годы, войдя в жанр официальных песен, создававшихся для распространения советской идеологии. По этой причине текст песни был на слуху у большинства людей, родившихся в Советском Союзе.

Статья Апрелкова, посеяла сомнения в истинном авторстве Кооля над песней. Автор привел множество доводов о том, что по всем признакам, была взята старая песня и на ее мелодию был наложен новый текст – «идеологически верный». Весьма распространенный прием для того периода времени.  Чем попутно решалась и другая задача – не допускать восхваление «отживших» и даже «идеологически вредных» событий, как, например, войн и сражений, проводимых «проклятым царизмом и его слугами». 

Ответом на статью Апрелкова, стала публикация в интернете, под названием –  «”Там вдали, за рекой… ” Фейк про дореволюционный оригинал». В которой автор публикации, оспаривает выводы Апрелкова, следующими доводами: «…Никакого «оригинального» дореволюционного текста песни. То, что выдаётся за такой «оригинал», – это просто вольные упражнения на заданную тему, проделанные в 2000 году есаулом Виталием Апрелковым». А главный аргумент такого вывода: «… если у него (Апрелкова) этот текст был изначально (в архивах нашёл, например), то зачем все эти долгие рассуждения о сомнениях и поиски иного военного театра. Тут вполне всё очевидно и так – бери да публикуй сразу песню в оригинальном виде с пояснениями: нашёл там».

Эти публикации привели к жарким спорам в комментариях, между сторонниками и противниками предложенной версии создания песни.

Что бы подробнее разобраться в данном вопросе, я используя свое личное знакомство с Виталием Юрьевичем, решил обратиться к нему с вопросами которые появились у читателей и людей, интересующихся данной темой.

И так первым вопросам, на который хотелось бы дать ответ – «Что это за Апрелков такой…?». Здесь я не буду пересказывать всю биографию Виталия Юрьевича, которую можно найти в широком доступе. Приведу лишь сведения, которые будут полезны для сегодняшнего разговора.

Потомственный забайкальский казак Виталий Юрьевич Апрелков, родился и вырос в Забайкалье. Краевед, прозаик и поэт, более 30 лет занимается вопросами истории казачества.  Автор текста войскового гимна Забайкальского казачьего войска. Автор – составитель 5 книг серии «Георгиевские кавалеры Забайкальского казачьего войска». Опубликовал более 700 статей в периодической печати и научных сборниках. Так же является автором нескольких литературных работ и поэтических сборников. Лауреат областной премии им. В. К. Курнатовского (1992 г.), II регионального фестиваля прессы в номинации «Славлю свой край» (2001 г.), конкурса «Золотое перо границы» (2007 г.).

Эта короткая справка характеризует Апрелкова, далеко не как дилетанта в исследовательских вопросах нашей истории.

На другие вопросы, ответил сам автор статьи «За рекой Ляохэ загорались огни». «Эту песню, в её казачьем варианте, я услышал впервые от своих дедов – моего деда Апрелкова Андрея Алексеевича. 1918 г.р., который напел мне два куплета, что смог вспомнить, как пели эту песню его отец Апрелков Алексей Трофимович, в Русско-Японскую войну младший урядник 1 Верхне-Удинского казачьего полка, который ходил на Инкоу в декабре 1904 года.

Ещё один куплет подсказала мне моя прабабушка Апрелкова (Бурдинская)

Прасковья Ильинична, 1900 г.р., первая певунья в посёлке Галкинском Размахнинской станицы Забайкальского казачьего войска, от которой я узнал больше десятка старых казачьих песен, в том числе и переделанных в советское время, вроде ”По долинам и по взгорьям”. В 1914 она пелась ”От тайги, тайги дремучей”, и ”Вот вспыхнуло утро”, и ”Не вейтеся, чайки, над морем”. О первых я рассказал в четвёртом и пятом томах нашего сборника.

О ”чайка” – порт-артурском варианте старой солдатской песни, переделанной после Гражданской в песню красных партизан, расскажу в новом, шестом томе. Эту песню – про реку Ляохэ – баба Паша узнала от старших родственников. В нашей семье 7 казаков воевали с японцами и китайцами. Это, кстати, тоже был не первый вариант. Баба Паша рассказала, что когда наши казаки конвоировали каторжан, то эту песню переняли от них, но не в том варианте:

Лишь только в Сибири займётся заря,

По деревне народ просыпается…

А в другом:

Там, вдали, за рекой, мне прощаться с тобой,

В небе ясном заря догорала,

Промахнулся конвой, я остался живой,

По тайге мне дорога лежала…

Потом мне повезло встретиться с Александром Фёдоровичем Лысковским, 1920 года рождения, сыном командира 4 Забайкальского казачьего полка, в Гражданскую войну войскового старшины Федора Васильевича Лысковского. Во втором томе книги о георгиевских кавалерах есть его фото и одна из записанных от него песен — ”Вставай, собирайся, в летучий отряд”. Александр Фёдорович родился в Маньчжурии, в Трёхреченской станице, в юности пел в Харбинском казачьем хоре, и до приезда в СССР в 1950-х годах пел песню про р. Ляохэ исключительно в казачьем варианте, как воспринял её от отца, участника набега на Инкоу, в том декабре – старшего урядника 1 Читинского казачьего полка.

Александр Фёдорович был очень удивлён ”комсомольским” вариантом и гневно выразился по поводу «воров-большевиков», которые даже песни у истреблённого ими казачества присвоили. Читинский композитор Василий Волков с напева А.Ф. Лысковского в 1992 году выпустил сборник старых казачьих песен с нотной записью под названием ”Гуляй и пой, казачий род”.

Будучи военным журналистом, в 1988-1991 годах я объехал практически всё Забайкалье, и в разных местах пожилые ветераны, в доверительных беседах, прося не ссылаться на них – боялись повторения репрессий, как в отношении их отцов. Они соглашались, что многие советские песни – это переделанные песни старой армии. И их отцы, пропустив лишнюю рюмку и ”раздухарившись”, иногда пели их в том варианте, в каком пели с однополчанами на германской или японской войнах.

Вот так, по фрагментам, я и собирал вместе со сведениями о Георгиевских кавалерах Забайкалья ещё и эти факты по истории забайкальского казачества. Удалось установить за 35 лет свыше 11 тысяч человек! И наряду с этим другие фрагменты нашего славного прошлого – песни, былины, рассказы очевидцев о боях, службе и походах, что и послужило основой для шести томов нашего сборника.

Донские, оренбургские и уральские казаки, чьи деды тоже ходили на Инкоу, прислали мне после той публикации благодарственные письма, что я полностью восстановил запретную в советское время песню, хотя и указали мне на разночтения – донцы, к примеру, пели:

«За рекой Ляохэ бой гремел вдалеке,

Мать не зря горевала по сыну –

под шимозы врага конь унёс казака

незнакомой маньчжурской долиной»

Были незначительные различия в распеве и словах и в уральском, и в оренбургском варианте, но в остальном всё совпадало».

Вот такую историю рассказал Виталий Юрьевич, о своих исследованиях. В подтверждении этих слов, я хочу привести некоторые комментарии читателей статьи «”Там вдали, за рекой…” Фейк про дореволюционный оригинал»:

«В моём далёком детстве, в 50-х годах, мама напевала – «и урядник из рук пику выронил вдруг…». А я всё удивлялся, что за текст такой странный. Видимо, у мамы была машина времени, и она прочла «вольные упражнения на заданную тему, проделанные в 2000 году». А «Марш сибирских стрелков» Гиляровского, из которого потом получились и «Из Румынии походом», и « По долинам и по взгорьям» – тоже фейк?».

«Помню своё детство, это 50-е годы прошлого века! Бурка, разостланная на полу, и я на ней играю, а дед мой Иван Александрович Шульгин поёт грустную песню про японские цепи. Он воевал в японскую! Автор, как бы ты не хотел выдать желаемое за действительное, но тебе не удастся очернить людей, сочинивших эту песню ещё в японскую войну!».

Еще одним свидетелем существования старой песни «За рекой Ляохэ загорались огни», является Павел Александрович Лысковский, который родился в семье казаков-эмигрантов в поселке Покровка, Трехречье (Китай). Зная его лично, я задал ему вопрос, о его отношении к истории песни. На что Павел Александрович мне ответил: «Эта советская песня далеко не нова. Те слова, которые привел Виталий Юрьевич, пели мой дед, отец и другие старики поселка. К слову сказать, дед являлся участником русско-японской войны. И коммунистическая песня однозначно была переписана с казачьей».

Приехавшие в Читу гости, казаки из Австралии, потомки забайкальцев, эмигрировавших туда из китайского Трёхречья в 1950-е, во время застолья тоже «сыграли» эту песню именно в варианте русско-японской войны. Один из них, пожилой казак-песенник Кузьма Ильич Родионов, знаток старых казачьих песен тогда сказал, «что эту песню они в Трёхречье именно так услышали и запомнили от старших родственников» — участников набега на Инкоу.

Так же весьма интересно мнение по данному вопросу писателя и журналиста Александра Козина, которое он высказал в своей статье «Продолжение песенной истории»: «Дзеновский» автор почему-то полагает, что все казацкие песни, весь фольклор должен был быть непременно пронумерован и опубликован, чтобы потомки потом (после десятилетий советских репрессий) могли бы просто взять старую публикацию и выставить напоказ. Но всё дело в том, что таких публикаций не было, а петь, и уж тем более пропагандировать, песни царского периода в течение многих десятилетий было просто смертельно опасно: расстрел давали и за гораздо менее явные симпатии царизму. Даже те, кто знал и помнил эту песню, старались забыть её, и уж тем более – не пытались передать детям и внукам. Неужели это не ясно интернетовскому «историку искусств»?!».

В заключении, я надеюсь, что все выше изложенное, развеет сомнения в подлинности песни «За рекой Ляохэ загорались огни», и объяснит, как по крупицам восстанавливался текст. Много забытых песен спустя десятилетия получают вторую жизнь, находя новых слушателей и исполнителей. 

Владимир Косенков

Связанные

Оставить комментарий