Home История Неизвестные войны на монгольской границе

Неизвестные войны на монгольской границе

by admin

Онон! Одна из красивейших и больших рек Забайкалья. В своём течении сменяет два государства и три природных зоны. Начало своё берёт в Монголии, в неприступных теснинах величавого Хэнтейского хребта, где нет ни дорог, ни жилья. С российской стороны несутся в него бешеные потоки горных речек, стекающих с вековечно снеговых шапок заоблачных гольцов. Глухо рокочут хрустально чистые потоки, пробираясь между скал дремучей тайги, столетними кедрами и лиственницами. Полнят и ширят Онон, и в российские пределы входит он, вольно раздвигая приграничные степи, спокойной, знающей себе цену, рекой. Ещё пару сотен вёрст течёт, прижавшись правым берегом к лесистым, высоким горам, по левому же редкие берёзовые колки перемежаются ярко цветущей степью с куртинами приречного тальника. А в нижнем течении уже и вовсе только голая степь ковыльная и ни кустика, ни деревца, лишь низкорослые сопки пологими волнами убегают вдаль.

Три столетия назад установили по Онону границу между Монголией и Россией. К тому времени монгольские ханы уже признали зависимость от Китая и все русские трения с Поднебесной империей эхом звучали на Ононе. А кочевали по его долине и притокам конные тунгусы пятнадцати родов князя Гантимурова. К монголам они питали застарелую неприязнь и, как писал путешественник Симон Паллас, только и искали повода сразиться с ними.

Вообще, надо сказать, что дела пограничные на Ононе всегда складывались непросто. И причин тому было немало. Но из них можно выделить основную, которая порождала немало стычек, увенчивавшихся кровопролитными сражениями. Это монгольские грабежи.

Видимо, явление это было застарелой практикой, если породило у ононских тунгусов такую ненависть к монголам. А заключались они не только в отгоне скотских и конских табунов, но и в разграблении кочевий и даже уводе в полон жён и ребятишек тунгусских родов. Однако, особо участились грабежи в середине 18-го столетия, а в 1756 году монголы отогнали у тунгусов 6000 лошадей, 9000 голов рогатого скота, 27000 баранов, 184 верблюда.

Дело в том, что на границе, с обеих сторон были устроены караулы, которые со временем превратились в казачьи посёлки. С нашей стороны их содержали конные тунгусы, против которых стояли монголы халхасских родов. Но своевольные монголы не очень-то хотели нести службу и подчиняться дисциплине. Караульные зангины и заланы, то есть старшие в командах, массово оставляли службу, уводили с постов своих подчинённых и организовывали преступные шайки. Их стали называть харацириками, что значит – «чёрные солдаты». Они грабили и учиняли разбой не только на русской стороне. Их набегам подвергались и монгольские караулы, и даже дошло до того, что многие роды халхасов стали бросать караулы на произвол судьбы и откочёвывать внутрь Монголии.

Харацирики подчинялись родовому водителю, Далан-Бесу, который был самостоятельным владетелем, равным монгольским ханам и выказывать подчинения никому не желал. Один из его зайсанов состоял в родстве с хоринскими бурятами Хундуевыми. Братья Василей и Хуриган Хундуевы ездили с русской стороны к харацирикам, подговаривали их к набегам, давали сведения о русских войсках, за что получали подарки, чай и китайку[1].

В июне 1755 года триста монголов напали на Ульхунский караул, который стоит в месте, где Онон заходит на российскую сторону и отогнали 130 голов рогатого скота. В том же году харацирики сожгли Акшинскую деревню, на месте которой спустя десяток лет будет заложена крепость с тем же названием.

23-го февраля 1756 года 600 монголов, вооружённых луками и панцирями, переехали границу и напали на ясачных тунгусов. Во время нападения монголы убили несколько человек, ограбили жилища, увезли женщин и угнали в Монголию 92 верблюда, 1877 коней, 1700 голов рогатого скота, 27100 овец, увезли весь скарб и, кроме того, 62 лисицы, 3000 белок, 756 рублей и 21 пищаль.  

Нерчинская воеводская канцелярия, которая ведала и пограничными делами, направила на линию две партии. Они составились из нерчинских конных казаков, а возглавили их казачьи пятидесятники Епифанцев и Лоншаков. Эти Отряды быстрого реагирования, говоря современным языком, неустанно патрулировали границу, оказывая помощь попавшему в беду караулу.

Здесь следует пояснить, кто же такие нерчинские казаки.

Казаки, появившиеся за Байкалом на рубеже 16-17 веков были либо остатками вольницы Ермака Тимофеевича, либо из охочих отрядов казачьих сотников Максима Перфильева, Петра Бекетова и других первопроходцев. Эти неугомонные люди, в поисках «прежней казачьей воли», проникли за Байкал и здесь обосновались. Тех, что обретались в западной части, вблизи «Великого озера», стали называть селенгинскими казаками. Те же, что прошли вглубь Даурии, как в старину именовали Восточное Забайкалье, получили название нерчинских казаков.

Но грабежи буквально захлестнули границу. Тогда князь Гантимуров формирует три тунгусских партии, которые располагает по левому берегу Онона на наиболее угрожаемых направлениях. И вовремя. Ибо в октябре 1756 года на Мангутский караул налетела орда Чамчагиров в четыреста человек под началом зайсана Шидея. Разграбила скот, мягкую рухлядь, то бишь пушнину и скорым аллюром ушла вверх по Онону, с намерением там прорваться за границу. Следует сказать, что Чамчагиры были тунгусами по происхождению, и кочевали по нашей стороне. Но их шуленга Учюко ещё в 1700 году поссорился с главой рода и увёл 26 юрт в Монголию. Вот их-то потомки через полсотни лет, кочуя в труднодоступной долине реки Киркун, таёжного притока Онона, и промышляли разбоем на русской стороне.

В погоню за Чамчагирами кинулся сам князь Павел Гантимуров с двумя сотнями тунгусских воинов, вооружённых луками и редко пищалями. Догнали уже на монгольской стороне, там, где река Кыра впадает в Онон. Вскоре на помощь подошла партия нерчинских казаков под руководством казачьего пятидесятника Епифанцева.

«…Воевали с теми ворами три дни из ружья и луков и убили из тех воров человек с 10, а ими из тунгусов убит же 1 человек», но воров взять не удалось. Засели 200 вооружённых монголов в «каменьях на горе, как в городке». Напрасно истратив один пуд пороха и два пуда свинца, партия возвратилась, пригнав отобранных казаками «210 скотин и 670 баранов», сообщает архивный документ.

Здесь будет нелишне привести несколько высказываний из архивных источников о тунгусских воинах и их луках.

«Тунгус стреляет вверх стрелой и пока одна летит, достает вторую и расщепляет первую стрелу второй стрелой

А вот как говорят о луке: «Двое братских (бурят, авт.) управляются с ним, а тунгус один».

Франц Ланганс, иркутский надворный советник в конце 18 века пишет:

«…их луки бывают отменной доброты и столь туги, что редкой бурят в состоянии их натянуть, а оттого они и вдвое далее бурятских стреляют…»  

На изготовление лука у тунгуса уходило более года и стоил он очень дорого.

 В 1761 году старший алтанского караула Кирилл Носов шлёт рапорт Нерчинской воеводской канцелярии в отделение казачьих дел о «сборе мунгальскими начальниками до 900 человек для воевания русской стороны».

Через некоторое время против соседнего Кыринского караула подошла  и стала конница в триста всадников под начальством Цецен-хана.

Обстановка на границе накалилась до того, что воевода Варфоломей Валентинович Якобий, этот заслуженнейший радетель и оберегатель границы, повелел создать Тунгусский Пятисотенный казачий полк и распределить его на караулы. Десятую же часть его обратить на создание ещё двух инородческих партий.  Князю Гантимурову приказано было переписать всех зачисленных в полк поимённо, а также и детей их «мужеска полу», ибо отныне навсегда зачислялись они в казаки вместе с жёнами и детьми.

А спустя три года по линии были заложены крепости на наиболее угрожаемых участках.

Я рассказал только о небольшом по времени периоде истории русско-китайской границы, на одном из самых сложных её участков. Но и на всём протяжении своей истории граница нередко испытывала потрясения. Даже спустя много лет от описываемых событий, в 1900 году, когда казаки с Онона ушли в Китайский Поход, монголы резко активизировались и пытались прощупать крепость границы, но везде им давали достойный отпор караулы, составленные теперь из стариков, а при нужде и из «казачьих жён и девиц».


[1] род ткани

Игорь Пушкарёв

Связанные

Оставить комментарий