Home Политика Не верь, не бойся…

Не верь, не бойся…

by admin

Моя юность протекала  в проф.училище. Много воспоминаний сгинуло в водовороте памяти, но одно я помню ярко. Одну из специальностей нам преподавал человек,  вся профессиональная жизнь которого формировалась вокруг иных компетенций, нежели требовала учебная часть. На занятиях мы делали, что угодно, только не осваивали предмет. Преподаватель и не скрывал, что он вовсе не учитель, а временщик.  

Человеческая психика в молодости довольно податливая структура, но с годами ее степени свободы уменьшаются, делая конструкцию жесткой и оттого, менее адаптивной. Психика ребенка это инструмент познания, а взрослого инструмент устойчивости, когнитивной сферы…

Чем человек старше, тем сложнее ему преодолеть барьеры своего мышления. Носитель психической структуры думает, предполагает, планирует, поступает, исходя из прописанных в психике адаптационно-поведенческих программ. Делает он это бессознательно. Я объясняю так подробно лишь с целью – разочаровать вас, не всех, а тех, кто неразумно верит лицедеям. 

Довольно много людей в нашей стране рассматривают введенные против нее калечащие санкции как побудительный мотив. «Теперь-то, говорят они, олигархам терять нечего, и они, наконец, начнут вкладывать и строить внутри страны».

Недавно заправляя газовый баллон наблюдал картину. Владелец очень дорогой машины ругался с заправщиком из-за 20 рублей. Удивился ли я? Нисколько, на вопрос моего товарища, как такое возможно, «жмотится» за копейки, я ответил, он имеет такой уровень жизни, потому что считает каждую копейку в свою пользу, у него мышление построено вокруг этой идеи.

Меня давно не удивляют истории, в которых человек, имеющий огромное состояние, пропивая  за один присест годовую зарплату областного учителя, легко «кидает» на деньги работягу, плохо подметающего его приусадебную дорожку. Коридор мышления таких «хозяев жизни» не допускает альтруистического поведения, формируя механизмы защиты, блокируя нравственность, доброту, милосердие.

Наши олигархи не понимают, как что-либо развивать. Вся их деятельность по накоплению капитала протекала в парадигме отобрать, завладеть. «Топовые бизнесмены» черпали дензнаки из полноводной бюджетной реки истребляя друг друга, пока не выжили самые преуспевающие в этом, в том числе, паразитируя на советском наследии. Они ни создавали производящих проектов с отсрочкой выгоды от реализации потенциала. Перекачивая средства на запад, ни один из них не преуспел в нем как бизнесмен. Запомнившись местным, скорее как пафосный транжира или владелец знаковой движимости и недвижимости.

После начала специальной операции западные геополитики путем финансового шантажа стремились заставить прожигателей родины свергнуть власть, испугавшись потери награбленного. Не вышло. То ли наш гарант продуман сверх меры, то ли духа и ресурсов у кого-то не хватило. Это не важно, главное мы все оказались с ними в одной лодке, ими же, изъеденной до трухи. Развивать и строить — наши рулевые не умеют, эти функции у них не развиты за ненадобностью. А потому, рассчитывать, будто бы эти деятели, оказавшись отрезанными от своих яхт, квартир, домов, счетов, вдруг изыщут в себе силы трансформироваться до уровня творца, настроив на родине новые промышленные центры, может лишь, глубокий идеалист. 

Они сейчас судорожно ищут выход из западни, ведут подковерную торговлю, прощупывают почву, в надежде отыскать спасительную трещину. Это же им сейчас недвусмысленно намекают международным трибуналом, помните «Бриллиантовая рука», не паникуй Лелик, сядим усе… Если раньше окружение гаранта мотивировали страхом, теперь пугают потерей жизни или свободы. 

Многие воспринимают слова лицедеев о возрождении собственной промышленности, не понимая. Для любого дела важен контекст. Вспомните, в каких условиях Сталин создавал индустриальное чудо своей эпохи.

На дворе начало промышленного бума, Америка и Европа хоть и стартанули быстрее всех, их территории продолжали сотрясать социальные процессы, смена управляющего начала, дворян меняли на буржуев, люди только отходили от закончившегося кошмара мировой бойни. Промышленный капитализм начинал свое восхождение, впереди маячили необозримые территории развития, перспективы роста. В том числе и жизненное пространство бывшей Романовской империи. В этой мутной воде не имея запредельной конкуренции, можно было отвоевать место и себе, что и исполнилось благодаря титаническим усилиям.

Принеся в жертву жителей юга страны, вырезав и иным способом истребив казаков и обычных крестьян-хлебопашцев, на высвободившийся  ресурс  было закуплено оборудование и специалисты. Все делалось с пониманием бесчеловечности, но оправдывалось вынужденной мерой, слова Сталина, «потомки поймут и рассудят», относятся к этому. Дальше замыкание границ и плановая экономика, как необходимость защиты своей промышленности и распространения стандартов.

Когда СССР почти даром налаживал промышленные предприятия в странах Юго-Восточной Азии, Африки, в Индии, учил студентов, готовил специалистов, он поступал как любая квазиживая структура, распространяя себя, она подавляет все остальное, навязывая стандарты, формируя жизненное пространство для циркуляции своих технологий, продукции и так далее. Это особенность жизни, любой вид стремится зачистить и переделать территорию под себя. Так поступают деревья одного вида, трава, животные, вирусы, сдерживает их лишь пределы потенциала, лишь человек, благодаря интеллекту и манипулятивному аппарату, обладает поистине безграничными возможностями в данном деле. 

Но вот пришли иные времена и красную империю развалили. Экономическую территорию подвергли трансформации с целью захвата рынка. Смерть продлила жизнь. Представляете, какие нереальные рынки открылись для Запада с развалом союза… Ведь их капитализм без планового сдерживания упирался в пределы роста, каких-нибудь лет пятнадцать и на вершине пищевой пирамиды встала бы не Америка, а СССР. 

В настоящее время мировая промышленность вновь уперлась в предел. Слово рост не зря применимо к экономическому потенциалу, он именно распространяется во вне, в «свободные земли», там, где площадка занята, либо война, либо временный компромисс, как отсрочка войны. Квази-живые структуры и ведут себя в пределах пищевых и поведенческих алгоритмов живых объектов. Космическое пространство единственная территория развития, правда, океан еще, но он менее привлекателен. В СССР знали это, вкладывая огромные средства в освоение космоса, не зря они стремились разомкнуть накапливаемые противоречия выходом за горизонты. Это была не блажь, а жизненная необходимость, условный прорыв на пределе всех сил. Не удалось…

А сейчас, где наша территория развития? Рынки сбыта будущей промышленности? Думаете, мы реально сможем, построив с нуля какие либо производства, потом реализовывать их продукцию внутри своей страны? Да мы даже вооружение сами себе не продаем, потому как не хватает ресурса его использовать и хранить. Где Арматы, Терминаторы, самолеты, дроны, их представленность на уровне выставочных экспонатов? Не тянем. Я не ведаю, к каким целям стремятся наши руководители, но объективно понимаю им сейчас не до развития страны, себя бы сохранить. Их лозунг, «нам бы день простоять, да ночь продержаться», горизонт планирования так узок, что маневрировать вам не дает сама среда. Нет условий, какие были у Сталина, Ленина, у Китая в период его расцвета. Мы словно последние стоим в очередь на эвакуацию, и читаем надпись на заборе уничтоженного промышленного гиганта… «будете уходить последними, погасите, пожалуйста, свет».

Но это не конец, а только начало. Именно сейчас нам так тяжело, потому что умирает старый СССР с его комсомольско-партийной номенклатурой, о чем я писал ранее. Дальше в муках произойдет рождение нового проекта будущего. Здесь не нужно обладать даром пророка, достаточно понимать принципы термодинамических процессов в социальных средах и разбираться в психологии, биологии, нейробиологии, экстраполируя знание на рассматриваемое явление. Мы выживем и реализуем свой потенциал развития, данный предками, среди нас еще достаточно, носителей  человеческого строя психики. Закончить, хотелось бы словами  Бориса Пастернака…

Я пропал, как зверь в загоне.
Где-то люди, воля, свет,
А за мною шум погони,
Мне наружу ходу нет.

Темный лес и берег пруда,
Ели сваленной бревно.
Путь отрезан отовсюду.
Будь что будет, все равно.

Что же сделал я за пакость,
Я убийца и злодей?
Я весь мир заставил плакать
Над красой земли моей.

Но и так, почти у гроба,
Верю я, придет пора —
Силу подлости и злобы
Одолеет дух добра.

…1959 г.

Роман Воробьев

Связанные

Оставить комментарий