Home Статьи Общество героев

Общество героев

by admin

В романе Валентина Пикуля «Крейсера» описан характерный монолог: «Умирать-то на войне русские хорошо научились. Вот только жить хорошо никак не научатся. Уж больно много воровать стали. И кто богаче, тот и крадёт больше. Признак опасный. Недаром в древнем Китае мудрецы говорили: государство разрушается изнутри, а внешние силы лишь завершают его поражение…». Ничего не изменилось, за времена прошедшие с момента написания этих слов. Словно проклятие этой земли, каждый следующий режим правления в меру возможностей исполняет точно описанный алгоритм жизни. Откуда в наших людях, правителях, такая людская расточительность?

Человек сам по себе огромный ресурс, если не научный, так трудовой, творческий, культурный или просто способный воспроизвести потомство и вырастить будущее поколение. Часто бывая в регионах, мне бросается в глаза – залатанность: заборов, дорог, деревенских домишек, причем, залатанность выборочная, словно приоритет из-за нехватки средств и возможностей отдается главному. Например, из трех дорожных ям, закрыта самая разрушительная для автотранспорта, а остальные ждут своей очереди, заборы, стены домов, подъезды многоквартирок, трубы тепловых централей, линии энергогенераций, все на пределе, починка словно подвиг в мире где ценится статус.

Посмотрите вокруг, подвиг стал основой нашей жизни. Региональные врачи, исполняющие обязанности за маленькую плату и на пределе сил, учителя, грузчики убивающие свое здоровье за копейки, дорожные рабочие, мужчины, работающие на двух работах женщины, многие профессии стали призванием, как говорит небезызвестный персонаж и материальной стимуляции не приемлют, «хотите денег, идите в бизнес».

Судя по историческим событиям, в нашей стране никогда не ценилась человеческая жизнь. Вы можете возразить, но под этим понятием я подразумеваю уровень жизни транслируемый на большинство населения страны. Его индекс был благоприятным лишь в период расцвета советского государства, с 60-х по 80-е годы, в особенности времена правления Брежнева, оценивающиеся как максимально комфортные годы жизни населения. В остальные времена жизнь стоила меньше чем приказ, цель, приоритет, вот и сейчас она стоит меньше чем деньги. Потому что, выкидывая с работы человека, работодателю все равно, как и чем будет питаться бывший член его команды, государству так же наплевать, оно выделяет на пособие, которое еще нужно получить, сумму несопоставимую с возможностью выжить, коллекторам или судебным приставам «фиолетово» как проживет должник без отбираемых средств, банкам пользующимся доминированием и назначающим неподъемные проценты, безразлично какими героическими усилиями человек будет оплачивать конуру или четырехколесный одноразовый транспорт.

Пенсии, зарплаты, налоги, поборы, условия – все это агрессивная среда, медленно или быстро убивающая своими условиями живой организм попавший в нее. Человеческая жизнь в ней вписывается в алгоритм – «появился на свет, взял кредит – оказавшись полезным, отдал и умер». В такой модели нет места, развитию и полноценной жизни. Нас ставят в такие предельные условия, в которых большинство, с натяжкой выживают. И все это лакируется смыслами, «если ты не можешь, значит, не достоин», «во всех проблемах, виноват только ты и никто другой», «тебе никто не обязан и не должен», «стремись быть успешным», «беги из зоны комфорта» и прочий бред мотиваторов. Но на самом деле искусственная трансляция потребительской среды с младых лет, лишающая человека права выбора, формируя в нем ложные программы мотивации. Почему ложные? А вы посмотрите, как невероятно возросли психические расстройства людей, депрессия в разной степени и глубине состояний стала бичом нашей жизни, апатия, вымотанность, потеря интереса, желание уйти и невозможность это исполнить. Это благополучная жизнь? Это вообще, жизнь? В ее широком формате. Или жизнь обязана протекать в рамках – должен, нужно, обязан? Такое отношение к человеческой единице, как, к условно, скотскому ресурсу, «не нравится, пошел вон», «здесь тебя никто не держит», «сам виноват», «незаменимых нет», «бабы еще нарожают».

Откуда такая ненависть к соплеменникам, где, в чем, она зашита ментально? Словно передаваясь по наследству с царских времен. Всегда можно свалить на внешний фактор, будто враги повинны в таком состоянии общества или экономики, культуре, правительстве. Но на самом деле это не так, общество живой организм, именно оно генерирует состояние рождающее отношение к своим членам. Если организм болен или ослаблен, в нем усиленно заводятся паразиты.

Нашу страну по состоянию ценностно-идейной архитектуры общества, можно отнести к так называемому «героическому» типу. У любого героя наличествует основная идея, творящая героизм в глазах самого персонажа и его окружения. Безусловно, в нашем случае, это жертвенность, расставание с жизнью, как моментально, так и с отсрочкой, за счет преодоления или попытки преодолеть заведомо несовместимое с ней. Причем эта сверхпрограмма так сильно прописана в бессознательном, что заставляет руководителей любого уровня рассматривать человеческую единицу как героев, с функцией умереть в преодолении  экстремальной среды и не важно какая она, климатическая или социальная.  Назначая новый пенсионный возраст или пособие, чиновник, а это прежде всего человек, руководствуется не желанием улучшить жизнь, а пониманием, что герою все по плечу, он вообще не обязан жить хорошо, и умереть рано его призвание. Иначе какой он герой, преодолевающий стихию, врагов и обстоятельства.

Понеся в Ливане, совершенно с нашей точки зрения смехотворные, чуть больше ста солдат потери, Израиль столкнулся с высоким уровнем недовольства общества, изменив доктрину ведения войны, сделав ее максимально неконтактной.  В последние десятилетия Израильская, Американская и иные армии, берегущие солдат, ведут специфический вид военных действий, максимально исключая человеческое присутствие на поле боя. Ну, а если, люди участвуют, то им оказывается беспрецедентная с нашей точки зрения поддержка. Потерять физически какое либо подразделение на поле боя, например, для армии Израиля, ЧП, которое будет расследоваться и изучаться с целью исключить повторение инцидента в будущем. А у нас? Задайте себе этот вопрос.

Рождаемость это маркер общества, в ответ на среду проживания. Если социальная среда требует огромных затрат на выживание, рождаемость падает всегда. Вы не смотрите на уровень жизни коренных европейцев, социальная среда Европы не менее тягостна для них, требует высокой работоспособности, мобильности, интеллектуальной развитости, «для преуспеть», в конкурентной борьбе.  Все эти «выйти из зоны комфорта», «ты должен, обязан, будь лидером» и прочий ментальный бред, пришел от них.  Их среда так же не позволяет расслабиться и выполнять воспроизведение рода, как и у нас теперешних, включенных в формат «родился, взял кредит, отдал и умер».

Мы любим приводить в пример гастарбайтеров или арабских переселенцев, мол, у них жизнь необустроена, а они рожают и плодятся. Эти люди не живут в навязанной необходимости брать кредиты, соответствовать моде и трендам окружающих и успешных людей, гнаться за должностями, получать статусное образование,  и прочей ерунде. Они живут вне социальной сферы коренных народов, а значит, имеют иные социальные элементы устойчивости, не требующие от них запредельных нагрузок, а посему их естественное желание полноценно жить, не входит в конфликт со средой проживания, позволяя развиваться в нормальных человеческих потенциалах. В китайских промышленных центрах очень низкая рождаемость, а вот в периферийных сельских областях, там, где холодильник считается богатством, рождаемость очень высокая. Там социальная среда не тяжела, позволяя людям функционировать в прежнем формате.

А теперь умножьте уровень стоицизма, выносливость нашего геройского общества к тяготам и лишениям, тяжесть социальной среды, климатические особенности. Безусловно, все это приведет к исчезновению, мы и наблюдаем запредельную со времен ВОВ смертность. И невероятно низкую рождаемость. Многие районы нашей страны сейчас напоминают пережившие войну и не восстановленные из-за убыли населения, города, заводы, деревни. И все это на фоне высокой миграции и смертности именно трудоспособного населения. Что нас ждет в таком формате жизни мне сложно представить. Пора, как мне видится, менять формат мышления, для этого, жертвенность как маркер, должна уступить место ценности жизни, приоритетности ее качеств, многих ученых не заменить, как не родить тех кто проявляя героизм жертвовал собой на войне. Не появились новые Пушкины, Королевы, Сахаровы, и другие локомотивы развития человечества. Социум очень тонкий инструмент, как его настроишь так он и сыграет. Пожалуй, это главное что должен понимать любой человек нашего мира. Второй жизни не бывает, она сейчас.

Роман Воробьев

Связанные

Оставить комментарий