Home История Пшехский Мемориал: новый символ деоккупации России

Пшехский Мемориал: новый символ деоккупации России

by admin

В современной Росфедерации понятие экология окружающей природы хотя и очень тяжело, но все-таки пробивает дорогу в общественное сознание. Однако, другой, очень близкий по смыслу и очень важный термин – экология этносферы (сохранение сферы национального развития народа) – до сих пор по сути неизвестен ни российскому народу, ни российским чиновникам.

Причина такого положения понятна: после победы в Гражданской войне 1918-1922 гг. антинациональный, антиславянский режим большевиков рьяно принялся за формирование так называемого «советского человека». Методичные усилия мощного военно-карательного механизма Советского режима не пропали даром: к концу ХХ века на территории бывшей России было сформировано общество «иванов, не помнящих родства» – массовое общество русскоязычных, для которого ценности национальной культуры априорно не существовали. Как следствие, – не существовали в РСФСР и такие понятия как «идеалы предков», «национальный образ жизни», – у русскоязычных эти понятия вызывали, в лучшем случае, только недоумение. Известный кубанский ученый Николай Бондарь в одной из работ проницательно заметил, что важнейшей задачей Советского режима стала «големизация населения», превращение так называемых советских людей в големов – «в живую послушную вещь, находящуюся на грани живого и неживого мира, в какой-то степени в «живых мертвецов».

На Кубани, в стране казаков, формирование сообщества «големов» было возможным только путем длительного, варварского, не знающего границ для жестокости, массового террора. Уже в самом конце Гражданской войны, в сентябре-октябре 1920 г., когда финальная победа Красной Армии над войсками белых ни у кого не оставляла сомнений, в мирных казацких станицах Кубани наступил кровавый ад. В этот период только в нагорной части Кубани действовало, как минимум, четыре карательных экспедиции 9-й армии РККА.

В ночь с 10 на 11 сентября 1920 г. – в канун великого православного праздника «Усекновение главы Иоанна Предтечи» – в станице Келермесской было расстреляно 124 станичника, включая 4-х священников РПЦ. В станице Гиагинской красные каратели расстреляли в период 14–17 сентября 294 человека. В станицах Кужорской и Ярославской были убиты 74 человека. В станице Ханской кавалерийский полк РККА, сформированный преимущественно из башкирского этнического контингента, уничтожил 126 казаков. В станицах Губской и Хамкетинской карательный отряд РККА без следствия и суда, по заранее подготовленным спискам, казнил 149 станичников. Еще одно массовое убийство казаков красные каратели провели в наиболее удаленной в горы станице Даховской. Здесь, 21 сентября 1920 г., в день великого православного праздника «Рождество Пресвятой Богородицы» отрядом ЧОН РККА было расстреляно около 120 человек, из них двое – православные священнослужители.

К западу от г. Майкоп располагались наиболее многолюдные станицы Нагорной Кубани. Учитывая этот фактор, советская военно-оккупационная машина направила в западный сектор Майкопского отдела Кубанского Войска два карательных отряда: отряд ЧОН РККА под командованием краскома Данилочкина и отряд, сформированный Особым отделом 9-й Кубанской армии, под командованием краскома Петрова. В результате синхронных действий обоих отрядов практически одновременно 9–10 сентября 1920 г. были оккупированы две крупнейшие станицы западного сектора Майкопского отдела бывшего ККВ – станицы Пшехская и Апшеронская.

В течение последующих двух дней здесь развернулись события, которые по своей нечеловеческой жестокости могут быть сопоставлены только с массовым уничтожением евреев у Бабьего Яра в Украине.

В станице Апшеронской красные каратели краскома Петрова, разбившись на группы, методично «прочесали» станицу и арестовали всех казаков, кто находился под подозрением у местного ревкома. Арестовывали обычных мирных людей, которых затем согнали в холодный склад – хозяйственное помещение из бревен, расположенное за домом бывшего атаманского Правления.

Кубанский краевед А.Ф. Орлов путем непосредственного опроса очевидцев преступления восстановил детальную картину

варварской казни арестованных казаков. Я намеренно опускаю здесь жуткие подробности этого акта геноцида – достаточно сказать, что 118 казаков и казачек станицы Апшеронской не стали расстреливать, а с особой жестокостью зарубили шашками у специально выкопанной похоронной траншеи. В число «непримиримых врагов Советской власти», которых следовало убить таким жесточайшим средневековым способом, попали семь казачек. В том числе, женщина 50 лет – Душнова Анастасия Васильевна и девушка в возрасте 21 года – Дебда Татьяна Федоровна.

В станице Пшехской столь же чудовищные зверства творил специальный отряд Особого отдела 9-й армии РККА под командованием Данилочкина. В Национальном архиве Республики Адыгея мне удалось найти весьма характерное для оккупационных войск РККА донесение, в котором красные палачи, не стесняясь называть вещи своими именами, обозначают свои войска как «карательный отряд красных».

Вечером 11 сентября, опять-таки в день православного поминовения «Усекновение главы Иоанна Предтечи», 97 станичников в Пшехской (в абсолютном большинстве этнические казаки) были зверски зарублены шашками красных палачей у похоронного рва. Был уничтожен в буквальном смысле – цвет станичной воинской старшины и былого, очень эффективного административно-хозяйственного аппарата: атаманы, помощники атаманов, вахмистры, урядники, фельдшер, лейб-казаки Императорского Конвоя. Звери в буденовках с красной звездой не пощадили четырех казачек, одна из которых была беременна.

Зная о том, – КАКИМИ МЕТОДАМИ богоборческий Советский режим устанавливал свою власть над славянским большинством поверженной в прах Российской империи, логично и правильно называть этот режим ОККУПАЦИОННЫМ. Впрочем, вплоть до середины 1930-х годов, сами высокопоставленные большевики, типа организатора общеказацкого геноцида Сергея Сырцова, прямо утверждали в своих директивных документах о том, что казацким Югом России можно управлять только «в режиме военной оккупации».

Через 100 лет после ужасающей Пшехской бойни мы можем воочию наблюдать по всей Кубани ядовитые плоды оккупационной Советской системы. Рухнула экология – хищнически используется былое земельное достояние казаков. Произошло массовое замещение казацкого населения пришлым переселенческим элементом, причем, к ужасу оставшихся этнических казаков, в значительной мере – неславянского происхождения. В условиях жесточайшей денационализации, которую десятилетиями осуществлял антиславянский Советский режим, катастрофической деструкции подверглись практически все блоки, все значимые компоненты казацкой национальной культуры. Советский богоборческий режим варварски растоптал в казацких станицах буквально все, что только имело национальный казацкий колорит: воинские и семейные обычаи, ритуально-обрядовую практику, песенную культуру, в значительной степени уничтожил даже традиционную станичную среду. Этот процесс, к сожалению, не остановлен и поныне. Переселенец с территории Казахстана, сумевший пробраться на должность главы Пшехского сельского поселения, товарищ Сороколатов организовал не только массовую вырубку вековых деревьев в станичной роще у бывшего атаманского Правления, но и уничтожение воинского захоронения казаков 4-го Гвардейского Кубанского кавалерийского корпуса. Могилы мужественных бойцов, героически погибших в 1942 году при защите Пшехской от орды фашистских захватчиков, подверглись тотальному поруганию – сегодня этот скромный Мемориал полностью разрушен. И самое страшное – несмотря на многочисленные протесты станичников, несмотря на бесчисленные судебные заседания, несмотря на четкие требования депутатов Государственной Думы, – нет, оказывается, на Кубани такой административной власти, которая смогла бы освободить станицу Пшехскую от самодурства и административной бездарности приблудного авантюриста…

В целях восстановить историческую справедливость – вернуть станице Пшехской ее былой казацкий облик – в январе 2019 года, в столетнюю годовщину страшной директивы Оргбюро РКП(б) о «поголовном уничтожении казаков», мы организовали станичный Комитет Казацкой Памяти. В состав Комитета вошли разные люди –

разные не только по возрасту и личной судьбе, но и по национальности. Нас объединило главное: признание ценности казацкой национальной культуры, твердое желание видеть нашу Кубань именно КАЗАЦКИМ КРАЕМ. С нами объединились прямые потомки погубленных большевиками казаков. В частности, членом Комитета стал внук казненного атамана станицы Ивана Семеновича Харьковского – Иван Иванович Харьковский. Значительную работу в рамках нашей инициативы ведет Федор Дмитриевич Гнездилов – внук станичного инструктора на 1914 год, вахмистра Филиппа Филипповича Гнездилова.

Галина Великая-Юсупова

Важно подчеркнуть, что инициатива создания Мемориала Памяти в станице Пшехской вызвала широкий отклик не только среди казаков Кубани и братского нам Дона. Буквально со всех уголков России в адрес нашего Комитета направлялись письма поддержки и денежные пожертвования от представителей казацкой диаспоры. Откликнулись казаки, проживающие сейчас в Архангельской области, в Москве, в Санкт-Петербурге, на Урале, в Сибири, даже в далеком северном Салехарде. Например, очень значительный финансовый вклад на цели строительства Мемориала сделал этнический казак из станицы Пашковской ККВ, депутат Законодательного Собрания ЯНАО Валерий Иванович Степанченко. Не менее крупную финансовую поддержку оказал основатель Фонда имени священника Илии Попова, потомок донских казаков Алексей Григорьевич Сухарев. Разумеется, этот, по условиям газетной публикации очень краткий список, только в самой малой степени отражает ту действительно общенациональную поддержку, которую оказали нашему проекту казаки России и зарубежья.

Однако, об одном члене нашего Комитета Казацкой Памяти я хотела бы рассказать более подробно. С самых первых дней работы над проектом Мемориала Памяти казненным казакам ст. Пшехской мы опирались на помощь, связи и весьма квалифицированные научные консультации доктора исторических наук, профессора Николая Николаевича Лысенко. Сам будучи этническим казаком, крупным специалистом в области национальной истории казацкого народа Николай Николаевич стал для нас тем островком спокойной уверенности в своих силах, на твердь которого мы, члены Комитета Казацкой Памяти станицы, выходили всякий раз, когда нам нужно было почерпнуть уверенность в исторической правде и конечном успехе нашего проекта. Помимо постоянных научных и правовых консультаций, Н.Н. Лысенко взял на себя труд детальной разработки архитектурного облика Мемориала Памяти, привлек в проект не только финансы казацкой диаспоры России, но и весьма ценную для нас поддержку некоторых депутатов Государственной Думы.

Национальная инициатива этнических казаков Кубани – Пшехский Мемориал Памяти жертв большевистского геноцида – был торжественно открыт после соответствующей православной службы 11 сентября 2020 г. С календарной даты этого неискупаемого преступления большевиков прошло ровно 100 лет. Ярко светило солнце, высоко реяли казацкие войсковые прапоры, синее полотнище кубанского неба – в цвет верхней полосы казацкого национального флага – простерлось над сотнями казаков, которые собрались в этот великий день почтить светлую память своих предков. Мы все искренне вознесли благодарность Господу в нашей общей молитве: «Слава Богу, что мы – казаки!»

Хотели мы этого или нет, но на всей Кубани Пшехский Мемориал был воспринят этническими казаками как новая веха нравственного очищения, как зримый символ процесса деоккупации земель Казацкого Присуда. Именно поэтому с таким глубоким чувством национального единения мы слушали в этот день наш гимн «Ты – Кубань! Ты – наша Родина!» Неслучайно газета Белореченского района Кубани «Белореченская правда», вполне сознавая значение этого исторического акта, твердо назвала в своей редакционной статье день открытия Пшехского Мемориала – «Событием российского масштаба». В устах местных газетчиков, обычно крайне сдержанных в каких-то обобщениях, это прозвучало ценным признанием…

Галина Великая-Юсупова,

краевед, председатель Комитета

Казацкой Памяти ст. Пшехской ККВ

Первоисточник статьи Петербургская независимая газета “Общество и Экология”: http://www.ecogazeta.ru/archives/19873

Связанные

Оставить комментарий