Home Психология Сон разума

Сон разума

by admin

Психологический климат нашей родины наполнен тяжестью, люди ощущают безысходность и высокую тревожность, а статистика фиксирует ежемесячный прирост психических отклонений. Так и должно быть. Люди не видят будущего. Все опросы фиксируют именно акцентированность на невозможности планировать свою жизнь. Почему для человека важно заглядывать дальше сегодняшнего дня? Перспектива – это базовая потребность. Взяв тарелку со стола и неся ее в мойку, вы перемещаетесь из настоящего в будущее, двигаясь в пространстве, которое служит точкой отсчета. Поэтому и говорится, что пространство и время это одно и тоже. Если вы это не замечаете, то мозг живет именно в такой системе координат, безлично выстраивая стратегии на основе формулы  учитывающей будущее как вектор движения. Формула выглядит примерно так: с опорой на прошлое, с учетом настоящего, выстраивая прогноз и вектор движения в будущее.

Если настоящее токсично, вы и будущее рассматриваете, как менее комфортное. Все миграционные процессы последних месяцев на фоне санкционной войны, попытка одних сбежать туда, где по их мнению существует перспектива. Человек вообще всю свою жизнь, строит исключительно исходя из базовых потребностей и выживание одна из наиглавнейших, а мир мы измеряем уровнем напряжения в головном мозге, падение которого вызывает неудовлетворенность отравляющую существование.

Внешний мир встречает новорожденного агрессивным уровнем сенсорного сигнала, пребывая в уютной утробе, он ощущал безопасность, а выбравшись, утонул в его яркости. Звуки, свет, температура и многое, что не запомнилось, но травмировало.  Малыш обязан научиться жить в новой среде. А точнее выживать. Существует такое правило: большие стратегии всегда строятся на прогнозах, а прогнозы — на угрозах. Для мозга окружающее пространство «Terra Incognita» (с лат. — »Неизвестная земля»), территория которую необходимо изучить, ибо неизвестность таит опасность. Познавая мир, мозг формирует его картину на основе каталогизации объектов по принципу опасно-неопасно с добавлением их динамического потенциала. Например, от собаки можно ожидать укуса, но важен ее размер, чашкой можно пользоваться, а разбившись, осколки способны порезать и так далее. Осознавая все, разум успокаивается, ибо способен предсказать поведение и развитие событий, выстроить причинно следственную связь. Его всегда страшит только неизведанное, поэтому так тягостна для нас неопределенность и ожидание с непредсказуемым результатом. Но картина понимания принципа работы разума была бы не полной без такого понятия как нейронная адаптация.

Дело в том, что жизнь сама по себе агрессивна, любой живой вид, дабы выжить и упрочить свое положение, стремится к экспансии и распространению своей структуры. Так поступает трава, вирусы, хищники, человек, мы расширяем ареал обитания не от скуки, нас толкает желание выжить, распространиться, захватить ресурсную зону, сила толкающая нас в спину берет свое начало в нейронной адаптации.

Выглядит это так. Изучая человека в условиях сенсорной изоляции, нейробиологи пришли к выводу, что нормальное функционирование мозга связано с постоянным возбуждением его коры сенсорными сигналами. В этом процессе важен не столько сигнал, сколько уровень и плотность напора информации, поступающей из органов чувств. Именно яркость сигнала поддерживает определенный уровень возбуждения головного мозга. Причем не так важно, что сообщает сигнал, важна его яркость и разнообразие. Потому как, если поток сигналов слишком однообразен или вовсе иссякает, кора головного мозга обнаруживает признаки дезорганизации, и мозг начинает работать аномально. Нарушается восприятие, и меняется сама личность.

Понимаете… для мозга важна определенная сенсорная яркость, так называемая обогащенная среда. Как только он к чему либо привыкает-адаптируется, яркость этого явления или объекта, утрачивается и, слившись с фоном, он уже неразличим. Снижение напряжения вследствие потери яркости рождает неудовлетворенность, что само по себе побудительный мотив искать и двигаться в поисках сигнала.

 Утрачивая яркость мира, мозг начинает голодать, ведь он буквально ест информацию, это явление описано и  называется «информационный метаболизм». Прямо сейчас вы прочитали об одной из основных причин утраты привлекательности партнера с которым вас связывает много лет совместной жизни. Испытывая жажду или голод, мозг начинает искать выходы удовлетворить потребность, рассчитывая на вашу исполнительность. Буквально навязчиво подгоняя решить этот вопрос. С обеднением сигнала тоже самое.  

 Если вы ограничены в возможностях, он подкинет вам идею как получить обогащенность среды. Опыты с камерами депривации говорят, что для мозга не различимо внешнее или  внутреннее, если окружающая реальность утрачивает цвета, разум ложится спать, генерируя фантазии, мечты. Сон разума не метафора, а одна из причин шизофрении, убегание внутрь себя. Обогащенный сигнал не только визуален и аудиален, мозг может искать его в пище, например, сладкое вредно, но вкусно, в сигаретах, наркотиках, алкоголе, игровых Вселенных.  Разум не оценивает последствия, то в чем он испытывает острую нужду обязано реализоваться, его выматывает голод, он буквально звереет. По этой причине избавиться от вредной привычки сложно, она – окно в сигнальный фастфуд.

Для чего я так подробно это описал? Представьте, что настоящее и будущее мира, в котором вам приходится выживать, формируется не вами, предположим, вы наемный работник, либо взяли кредит и обязаны его отдавать, а на дворе санкции, потеря работы. Оглядевшись, вы понимаете, что ухудшение наползает везде. Вы невольно попадаете в ловушку, не можете спрогнозировать будущее и не можете обогатить себе среду, потому что куда ни обратись везде ограниченность, вы словно увязли утратив маневренность.

Любые ограничения, буквально любые, привязывают нас и, упираясь в нейронную адаптацию, рождают сенсорный голод. Испытывая который, мы в силу зависимости от правил и норм не в силах утолить. Поэтому наше детство воспринимается как яркое нечто, а взрослая жизнь тягостна, причина инфантильности современных людей – желание продлить яркость, многие и до 30 лет не планируют обременяться семьей и обязательствами. 

Мир людей структурирован правилами и нормами, а мир базовых потребностей лежит вне пределов этих правил и норм социума. Возникает диссонанс желаемого и возможного. Ваше сознание этого еще не ощущает, а бессознательное буквально закипает, ведь нарушен базовый уровень, вы лишены свободы и справедливости, без которых никакой организм не способен полноценно распаковать свой потенциал – генетический, программный, биологический.  Свобода – это возможность поиска обогащенной среды, а справедливость опора в этом деле на социум, мы общественные особи без взаимодействия с себе подобными, даже повзрослеть не в состоянии, мы рождаемся слабыми и не умеющими о себе позаботиться, свобода – возникает в рамках справедливости.       

Я не зря добавил в описание зависимость от чужой повестки. Если представить человеческий организм как условную флешку, ее распаковка и калибровка осуществляется исключительно в какой либо внешней среде. Например, холод подталкивает сформировать стратегию парирования через утепление или активность, жара учит нас иному подходу, рабочий коллектив, в зависимости от степени ядовитости, провоцирует рождение специфических навыков коммуникации и так далее. Именно среда формирует наше состояние, мы –  зеркало мира. Только каждый отражает его по своему, все зависит от личного потенциала. Но в целом, у нас похожие реакции.

Если  социальная среда генерирует нарушающие базовый уровень выживания процессы, социум начинает умирать. Простой пример. Когда проблему Анны Карениной описали деревенской бабке, она сформулировала решение, «корову бы ей». Городская среда отличается изрядной обогащенностью. Тепло, вода, транспорт, реклама и так далее, но куда девать нейронную адаптацию? Привыкнув к запредельной сенсорной яркости, вы попросту не найдете в другом месте более яркое. Отсюда вывод – нейронная адаптация, не находя более обогащенной среды, превращается в запредельную неудовлетворенность. Отсюда такой огромный прирост депрессивных и панических состояний людей в городах за последнее время. В попытке избежать угасания напряжения, мозг горожанина ищет спасение, порой рождая чудовищ, находя яркость в сексуальных девиациях, употреблении наркотиков, а у ослабленных особей попросту «съезжает крыша». 

Идем далее. Городская среда напрямую ограничивает вашу свободу стенами квартиры, обязанностью заработать на еду и просто удовольствие, трендами, модой.  Лишенные маневра, мы вынуждены ограничивать себя в рождаемости, например. Прокормить больше определенного количества детей становится сложно. Урбанизм убивает рождаемость – это зафиксированный факт. Пока деревня питала города Союза, дела шли неплохо, как только окраины начали вымирать, мы сразу статистически ощутили демографические ямы. А почему народы Азии рожают и не «парятся»? Они живут не в капиталистическом укладе, а в общинном, распределяя всю нагрузку социальной среды меж собой. Вместе работают, вместе решают проблемы, вместе празднуют и, конечно же, рожают потомство. К слову, в их городах рождаемость намного ниже, чем в аулах.

В попытке объяснить, почему мы так несчастны, за нас и для нас придуманы миллионы причин, дабы увести внимание от главного… «Разнообразие – это не дополнительная острота жизни, это сама ее суть». А свобода и справедливость, не лозунги социалистов, а базовое состояние развития любой живой единицы в границах ее потенциала. Теряя свободу в капиталистическом потреблении, залезая в городские норы, мы быстрее умираем, теряя жизненное пространство, уступая его «варварам» с востока.

Я не даю рецептов, они очевидно проистекают из механики явления, тем более способов раскрасить жизнь масса и перечень известен, к тому же все индивидуально. Осознанность механизма рождающего проблему, делает нас способными ее парировать. Ведь знание имеют силу влияния, давая в руки рычаги управления.    

Роман Воробьев   

Связанные

Оставить комментарий