Home История Фартовый холоп (или взгляд со стороны здравого смысла на беглохолопскую теорию происхождения казачества)

Фартовый холоп (или взгляд со стороны здравого смысла на беглохолопскую теорию происхождения казачества)

by admin

Многие обыватели и горе-историки современности, прочитав пару школьных учебников истории, начинают с пеной у рта доказывать, что казаки произошли от беглых холопов из России. В рамках данной статьи, опираясь на здравый смысл и результаты научных изысканий учёных разных видов наук, хочется попробовать донести всю ошибочность данной теории.

Современные люди 21-го века смутно представляют себе, что такое большие расстояния, так как, сев на поезд, меньше чем за сутки могут доехать из Ростова-на-Дону до Москвы. На самолёте – и того меньше, примерно 2 часа. И думают, что так было всегда!

Но преодоление данного расстояния в 16-17 веках занимало не одну неделю, и то, если повезло и у тебя есть конь. А если пешком? Живя в комфорте и уюте под защитой законов, когда речь заходит о прошлых веках, мои современники неосознанно свою жизнь примеряют к тому времени и не могут трезво оценить возможности тех лет. Почему я указал именно 16-17 века? Потому что «сословники» утверждают, что казачество появилось примерно на рубеже этих веков.

Для простоты понимания, как пример, возьмём стандартного среднестатистического (как сказали бы сегодня) холопа-крестьянина, который родился в семье холопа и всю жизнь батрачит на боярина, помещика, как не назовите его, в общем, на хозяина, ибо по сути холоп был практически рабом, которого могли продать, запороть до смерти или банально проиграть в карты. И вот в один прекрасный день у него в голове что-то щелкает, и приходит мысль: бежать. Куда? А вот накануне, допустим, через ту деревню, где он живет, проходили «калики перехожие» (нищие, инвалиды, которые никому не нужны, так как работать не могут, поэтому их просто так кормить никто не собирается). Идут «калики» и побираются, и ходят по разным местам и землям, много видят, много знают, много расскажут за кусок хлеба и тарелку похлебки. И вот за едой поведали они нашему холопу о неких вольных людях, которые живут вдоль большой реки под названием Дон. И вот наш герой, движимый мыслью о воле (хотя откуда он знает, что это такое, непонятно, но ладно, пусть думает, как умеет), бежит со своих мест проживания. Вопрос первый: откуда он знает дорогу на Дон, если за всю свою жизнь дальше околицы деревни не выходил? Ну ладно, допустим, те же нищие ему махнули рукой в направлении Дона, ибо спросить особо ни у кого не может, так как он беглый и любой лишний контакт может его привести обратно к хозяину (банально сдадут), где его запорют до смерти. Страх – еще та штука. Вопрос второй: по какой местности бежать? Ведь по дорогам нельзя, так как везде рыщут «сыскные команды», которые свое дело знают прекрасно – это вам не современные органы. Можно, конечно, прикинуться нищим калекой, но ребята с сыска тоже не дураки – обязательно проверят и уж точно сделают инвалидом, поэтому остается только пробираться через лес.

Современные люди, живущие в городах, считают поход в лес отличной прогулкой на свежем воздухе. Но мы помним о том, что речь идет о 16-17 веках, и в лесах медведи и волки на каждом шагу, это не сегодня, когда зайца не увидишь в лесу, тогда зверьё было повсеместно. Но волки и медведи не самое страшное. В лесах того времени часто сидел зверь пострашнее – это человек. Шайки разбойников были повсюду и нападали даже на вооруженные отряды, если видели, что есть чем поживиться. А тут одинокий холоп без оружия сам в руки идёт, как не воспользоваться-то? Конечно, может возникнуть вопрос: а зачем он нужен разбойникам? Взять-то с него нечего. Варианта два. 1. Банально он знает, где логово шайки, и, если его поймают, то на дыбе беглый расскажет, где это место, поэтому проще поступить по древнему принципу: «нет человека – нет проблемы». 2. Продать в рабство тем же татарам, которые в те времена бродили чуть ли не по всей территории Руси. Рабочая сила всем нужна, особенно та, которой не надо платить. Но мы же помним, что наш холоп фартовый (то есть везунчик), и он прошел лесами, не став чьим-то обедом и рабом, но на протяжении всего пути, я уверен, ему не раз встретится водная преграда в виде реки. Напомню, раньше он дальше околицы своей деревни не ходил и поэтому где брод не знает, из-за чего ему надо искать или мост или паром. Но мосты через крупные реки даже в те времена были под охраной, а паромщик был на службе и обязан был бы доложить о беглом, так как если скроешь, а узнают, то самого без головы оставят (помните выше про страх?). Но, допустим, наш холоп каждый раз попадал на сердобольных рыбаков на лодке, которые его переправляли. Он же фартовый как никак.

Прошел все леса, переплыл реки и вышел на Дикое Поле. Вы можете себе представить степь тех лет? Это территория, ровная как блин, на десятки километров (тогда вёрст), которая просматривается очень хорошо и далеко, несмотря на траву, зачастую в человеческий рост. Шевеление той самой травы не по ветру, потревоженные птицы, резко взлетающие вверх, зоркий глаз степняка, из любого народа, обитающего на данной земле, сразу увидит, а опыт подскажет, что впереди скрывается человек, притом не местный. Так вот, вероятность того, что холоп-крестьянин проскочит степь незамеченным, ничтожно мала. Гораздо меньше, чем в лесу среди разбойников и зверей. Скорее всего, он попадет в руки всё тех же татар, и на горизонте снова замаячит рабство. Итак: объективно рассудив, предположим с высокой долей уверенности, что нашего холопа схватили какие-нибудь степняки, но наш герой ведь везунчик и поэтому его практически сразу отбили налетевшие казаки, и он оказался в казачьем городке.

Я просто решил уже пожалеть нашего крестьянина и сократил ему путь, избавив его от путешествия в одиночку по жаркой степи и встречи со степными волками и шакалами. Сразу скажу: данный поход зимой, все его шансы на успех помножает на 0.

Итак: наш фартовый холоп у казаков. Он дошёл. Вопрос, а зачем он казакам?: Лишний рот в степи уж точно не нужен. И вот ведут его к атаману и на законный вопрос «что ты умеешь делать?» холоп ответит, что воевать он не умеет (кстати, ведение войны в степи это отдельная тема – данная наука постигается с младенчества). Дальше он говорит, что может пахать землю или же готов учиться сражаться. И тут два варианта: или он идет в услужение к кому-то из казаков (зачем тогда бежал?), или же идет сражаться, но, учитывая, что он этого не умеет, то скорее всего он станет «пушечным мясом» на один бой. И тут его везение не спасёт.

Так вот, главный вывод – это то, что крестьянин-холоп, сбежав от своего хозяина, скорее всего максимум куда дошёл бы, так это до шайки разбойников из леса, и там бы и остался с ними, если конечно они бы его приняли, и грабил бы путников с помощью дубины, а не сражался в степи с саблей в руках.

Надеюсь, на этом понятном примере вся бредовость беглохолопской теории образования казачества становится явной и бесспорной. Даже если были случаи единичного добегания холопов до казаков, то они никак не могли повлиять на этногенез казаков. Беглецы банально или погибали в первое же время, или растворялись в казачьем народе, не оставляя существенного генетического следа, ибо их количество было на уровне арифметической погрешности. Казачий народ на рубеже 16-17 веков уже составлял грозную силу, с которой считались все соседи, будь то мелкие племена или огромные по меркам того времени государства.

Николай Тарамов

Связанные

1 комментарий

Игорь Пушкарёв 04.07.2022 - 02:14

Очень интересная статья! С удовольствием прочитал! Хороший, и довольно бойкий слог. Интересная тема. Досталось от автора горе-историкам, да и обыватели не ушли от оплеухи. Читателю же несомненное удовольствие – вот де, знай наших – не лаптем щи хлебаем!
И всё же, смахнув с лица самодовольную улыбку, давайте попробуем взглянуть на статью Николая Тарамова со стороны здравого смысла. Как и призывает сделать её автор. А также опираясь на “результаты научных изысканий учёных разных видов наук”, хотя сам Николай об этих результатах упомянуть почему-то постеснялся. Ну, бог с ними, с учёными, да нам разные виды наук и не потребуются. Достаточно будет данных историка-архивиста.
“…Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам…”, – тонко заметил когда-то Шекспир. И нам с вами следовало бы помнить, что далеко не всё в этом мире подчиняется законам логики и здравого смысла. А также, необходимо учитывать, что сиюминутное удовольствие от того, что автор так изящно выдал желаемое за действительное, впоследствии может обернуться большими неприятностями.
Ведь правда всё равно всплывёт. Люди теперь проявляют большой интерес к архивным материалам, и вскоре узнают, что им, мягко говоря, морочат голову. Это плохо скажется на всей, рассказывающей о казачестве, литературе. За компанию лишатся доверия и те авторы, которые опираются не на умозаключения, а на первоисточники.
Кроме того, материалы, приятные на слух, но лишённые правды, или искажающие факты, или умышленно их замалчивающие, наносят большой урон престижу казачества, и без того давно подорванному разными клоунами с брошками на груди. Но к делу.
Живёт в Ростове-на Дону современный историк – Виталий Александрович Гусев. Прочитав пару учебников по истории, он этим не ограничился, а засел за изучение архивных материалов. Посвятив много лет этому интереснейшему (по себе знаю) занятию, он ничего не стал доказывать с пеной у рта, а все свои архивные изыскания выпустил в свет в виде 12 изданий «МАТЕРИАЛЫ ПО ИСТОРИИ И ГЕНЕАЛОГИИ КАЗАЧЕСТВА». Среди них есть книги и о происхождении донских казаков. В них Гусев поместил выписки, свидетельствующие о том, что крестьяне, разночинцы, служилый люд, и даже представители знати “сходили” на Дон, и становились казаками.
Вот несколько случайно выбранных архивных выписок, любезно предоставленных мне автором В.А. Гусевым.
1622 г. – «на Дону живут воры беглые холопи, которые из Московского г[о]с[у]д[а]рства от вин своих утекают, и живут переходя с места на место кочевным обычаем, и задоры з Г[о]с[у]д[а]ря их людьми чинят самовольством без н[а]шего г[о]с[у]д[а]рьского ведома».
1630 г. – «живут на Дону воры, холопи беглые, убежав от смертные казни, ни одни руские люди, и татарове, и литва, и черкасы. Не столько казаков, сколько литвы и черкас и тотар … И живут те воры на Дону самовольством».
1632: … атаманы Богдаш Конинской да Тимоха Яковлев … в допросе говорили …руские люди, которые ныне на Дону – опричь татар и черкас… на Дону многих земель люди, а которые руские люди – и те живут з бусурманками, а иные прижиты от бусурманок…
1650: Донской казак … Панов в роспросе сказал: прежде сего служил он … во дворе у Олександра Левонтьева, и от Олександра Левонтьева с Москвы сшол он на Дон до смоленские службы, и жил на Дону. А как взяли донские казаки Азов и после де тово ходил он, Ларька, з донскими казаки на Черное море для языков…
1694: донской казак … Григорьев, родом воронежец попов с[ы]н, а с Воронежа де сшел на Дон и служил с казаками лет с 30…
1703: …И мы, атаман и есаул и редовые казаки, всего того городка жители пришли в тот городок из руских розних городов с Москвы, с Воронежа, с Козлова, ис Костенска, из Ряска, с Коротояка, с Ольшанска, с Ельца, с Усмани…
… Плешивой родом Старова Скала житель однадворец сошел на Дон своею охотою в 700 году, в казачью службу написан в 710 году…
… Посевка оной уроженец Танбовскаго уезду дворцовой волости села Давыдова крестьянской сын, а на Дон сошел в малых летех…
У Виталия Гусева тысячи подобных свидетельств, я же здесь привёл только несколько. Авторы их не современные горе-историки, и, уверяю вас, они вовсе не читали школьных учебников. Они просто давали “скаску” о себе, как того требовали гражданские установления 17-го века. При том, что в этой “скаске” с них брали подписку говорить “по самой истинне без всякой утайки, а буде чем впредь обличен явлюсь или по свидетельству окажется, что кого либо утаил, то по вине положены по указом штрафу без всякого милосердия”.
Остаётся только пожалеть о том, что с современных авторов, претендующих на истину, никто не требует подобной подписки.

Ответить

Оставить комментарий